фоновое изображение с пишущей машинкой

"Янтарных слов капель"

поэтический альманах Казахстана

В сборнике объединено как творчество поэтов из регионов многонационального Казахстана, так и соотечественников, живущих в Германии, России, Израиле, но чувствующих свои родные корни и воспевающих красоту родной земли за её пределами. Поэтический альманах адресован широкому кругу читателей, предназначен для молодого поколения, идущего в жизнь, ищущего свои нравственные ориентиры.

Рецензия

«Поэзия есть то, что сотворено, и, следовательно, не нуждается в переделке». 
В поэзии «... есть мысль, страсть, одухотворенность».

Оскар Уайльд

 

        Выпуск сборника - литературный факт, раскрывающий духовный потенциал авторов, населяющих удивительное государство – Республику Казахстан. Жизненными соками многовековой степи пронизано творчество великого Акына Абая, проза Мухтара Ауэзова. Их традиции живут в современном мире Слова. «Поэзия – властитель языка», - именно эти строки Абая Кунанбаева определяют содержание поэтического альманаха «Янтарных слов капель».

    В наше время, когда смысл жизни часто подменяется экономическим выживанием, в литературной жизни читающего Казахстана произошло знаменательное событие: поэты из разных регионов нашей многонациональной республики собрались, чтобы поговорить о вечных ценностях - жизни и смерти, красоте, любви и дружбе, природе, историческом прошлом и будущем. О бренном и Вечном. География имён обширна. Здесь авторы, ныне проживающие в нашем государстве, как в столице, так и в разных точках страны; и соотечественники, живущие в Германии, России, Израиле, но чувствующие свои родные корни и воспевающие красоту родной земли за её пределами. Крепка эта связь. Она в крови и плоти стиха. Поэзия освещает и просветляет тот уголок пространства, на котором выпало счастье жить. При чтении книги создаётся впечатление, что в ней отражена единая душа в разных внутренних состояниях. Слово в стихе имеет много неожиданных смысловых оттенков, стих даёт новое измерение Слову.

     Доктор философии, начальник кафедры Национального университета обороны имени Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы, полковник Газиз Жолдасбекович Баубериков, поддерживающий творчество поэтов, сказал, обращаясь к участникам литературного интернет-конкурса: «Человек или обычный простолюдин имеет потребность в примерах и образах для подражания, в повседневной своей жизнедеятельности. Иконы в православии, различные памятники культуры и искусства играют ту же самую роль. Вы также создаёте своими произведениями своего рода иконы, памятники, образцы для подражания, поведения, мышления, закладываете мощный фундамент и стереотипы мышления общества. Посмотрите, сколько прекрасного вложили в нас Пушкин, Абай, Достоевский, Ауэзов, Есенин, Есенберлин, Шолохов и многие другие великие писатели и поэты. Функции Поэта многогранны, как и само Слово, рождённое в муках…, то есть, творя и порождая Слово…, Поэт и сам становится этим Словом, высказывая свое мировоззрение! Как у Пушкина, «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» …

        К сожалению, в мире сейчас заметно скудеет литературное творчество. Происходит некий распад формы. Стихи без рифмы и ритма заполоняют книжные магазины. Поэзия деградирует. Но, к счастью, авторов этого сборника эти веяния не коснулись. В разных формах и жанрах, разными метрическими размерами создают свои творения маститые и начинающие. Ведь главное – это сгусток Слова, Чувств, Музыки. Это «Огонь, который жжёт и согревает» (Л.Н. Толстой).

     Современная Поэзия должна пробуждать «чувства добрые». Бороться за чистоту душ, за духовное богатство народа, за прочную дружбу народов нашего многонационального государства. Стать той янтарной каплей, которая даст ростки любви и красоты. Поэт, понявший трав «неясный запах», хочет, чтобы то же самое чувствовал и читатель…

 

Мы не пишем стихов о счетах и кредитах,
Не поём о красе вожделенных купюр,
Помогает держаться нам в жизненных битвах
Доброта, что сильней самых огненных бурь. 

Лидия Тришечкина

     Книга предназначена для молодого поколения, идущего в жизнь, ищущего свои нравственные ориентиры, и, если в произведениях авторов, включенных в этот сборник, найдут ответы на свои мучительные вопросы, или хотя бы прочтут произведения поэтов, та искорка от сердца к сердцу не погаснет.


Любовь Юркова
Член Российского Союза Писателей,
кандидат в члены Интернационального Союза Писателей,
редактор, член литературного объединения «Звено Алтая»,
член ВКП, администратор  литературного чата «Поэзия - властитель языка»

 
 
 

Стихи

Владимир Гундарев фото

Гундарев Владимир Романович

(1944-2013)

      Известный казахстанский поэт, прозаик, публицист, переводчик, главный редактор республиканского литературно-художественного и общественно-политического журнала «Нива».

       Он родился 19 июля 1944 года в селе Большеречье Кыштовского района Новосибирской области Российской Федерации. Трудовую деятельность начал в 1959 году прицепщиком на тракторе в колхозе имени Фрунзе, работал в редакции районной газеты Новосибирской области и на Кемеровской студии телевидения. С 1961 года живёт в Казахстане. Работал в г.Целинограде на радио, затем 20 лет был литературным консультантом Целиноградского межобластного отделения Союза Писателей Казахстана.

        В 1990 году основал журнал «Нива», который широко был известен и в Казахстане, и в странах Ближнего и Дальнего Зарубежья. В августе 2012-го был выпущен юбилейный - 200-й номер «Нивы». Член Союза Журналистов СССР (Казахстана) с 1963 года, Член Союза писателей СССР (Казахстана) с 1978 года, член-корреспондент Российской академии поэзии (2006). Лауреат республиканской литературной премии им. Павла Васильева, акима Астаны «Алтын калам». Награжден орденом «Курмет», пятью медалями, почётным знаком «За вклад в дело дружбы» Росзарубежцентра при Министерстве иностранных дел Российской Федерации.

     В июле 2012 года Владимиру Гундареву вручена медаль Пушкина. Литературным творчеством Владимир Романович занялся с 1959 года. Автор свыше двадцати поэтических и художественно-документальных книг. Признание читателей и критиков получили сборники его стихов «Деревня моя деревянная» (1973г.), «Зимопись» (1976г.), «Светлынь-река» (1980г.), «Капля в море» (1982г.), «Продолжение жизни» (1987г.), однотомник избранных произведений «Ветка молнии» (1994г.), «Медовый месяц при полной луне» (2000г.), «Я живу на планете Любви» (2003г.), «Свет родины, свет любви» (2003г.), «Душа стремится к небесам» (2010г.), «Без пяти двенадцать» (2012г.).

    Его произведения переводились на казахский, украинский, немецкий, корейский, словацкий, французский, испанский, португальский языки. Владимир Гундарев перевёл на русский язык ряд произведений поэзии и прозы с казахского, туркменского и украинского языков. Автор сценариев документальных кино-, видео- и телефильмов, театрализованных представлений, стихов к театральным спектаклям. На стихи поэта написаны песни «Деревенька моя», «Цвети, моя Астана!» и многие другие.

 
 
***

У нас с тобой одна душа,

И боль одна, и радость - тоже.

А всё минувшее итожа,

Мы убедились в этом позже,

Одним дыханием дыша:

У нас с тобой одна душа!

 

И нас теперь не разделить:

Что расстоянье нам - пустое.

Пусть прахом время золотое,

Но вопреки всему, святое

Не рвёт серебряную нить

И нас теперь не разделить!

 

Я о любви сказать не смел,

И ты прости меня за это,

Но олицетвореньем света,

И символом весны и лета

Всегда была ты в уйме дел.

Я о любви сказать не смел.

 

Любовь не выпита до дна:

Родник её неиссякаем,

И мы по капельке стекаем

Друг в друга, нежно затихаем,

У нас душа с тобой одна.

 

Простор над нами голубой,

И облака, безмолвно рея,

Напрочь пропитаны сиренью,

И я, старея, не старею,

У нас душа одна с тобой.

У нас одна душа с тобой...

 



Даже долгая жизнь всё равно коротка...

Даже долгая жизнь всё равно коротка,

А ведь я ещё даже и не жил.

И тебя, мимолётно коснувшись виска,

Слишком мало любил я и нежил.

Лишь теперь я созрел для великой любви

Твоего солнценосного света,

Только поздно, увы, тянет в волны свои

Своенравная мрачная Лета.

 

Уже трижды я был у последней черты,

Как иссякнут судьбы моей сроки,

Эту весть обо мне в край далёкий, где ты,

Принесут голубые сороки.

 

Но всему вопреки я люблю, и пока

Бьётся сердце, любить не устану.

И пусть это не кажется странным:

Даже долгая жизнь всё равно коротка...

 

Пора любить

Пора любить!..
Вы слышите, пора!
Поэты, оторвитесь от пера,
Взгляд отведите от своих бумаг:
Восходит вечер – чародей и маг.
Впустите ветер,
Распахнув окно,
Почувствуйте живое волокно
Любви, что зря вы ищете в себе,
Она – вокруг, она во всей судьбе
Цветов,
природы,
женщины,
земли –
Во всём живёт предчувствие любви:
И ветке клёна, нежной, как рука,
И в холодящем жаре родника,
В ознобе глаз, что смотрят на тебя,
Весь мир на ожидания дробя,
В невысказанной тайне паренька,
Что ловит для любимой облака;
Мерцающие краски красоты
Полны любви
И пряной остроты,
В них нежность лебединого пера…
Пора любить!
(Пока ещё — пора).

 

Апрельский снег

Ходит снег в задумчивых степях
Вдалеке от нашей суеты,
В поле оставляет второпях
Белые неловкие следы.
Так хотел порадовать людей! –
Нам весною счастья в снеге нет.
Грустный снег остался не у дел,
Непонятен нам апрельский снег.
Он уйдёт, снежинки шевеля,
До зимы не скажет ничего.
Только тайно будут ждать поля,
Да и мы, не ведая того.
Будут клёны ждущие стоять,
Будут ночи лунные тихи…
В упоенье станет снег писать
Белые прозрачные стихи.
Будет он порошей первой рад
Все пути-дороги замести.
…Я как снег апрельский виноват –
Не умею вовремя уйти.
Бродит снег в оттаявших степях,
Вдалеке от нашей суеты.
Грустный, оставляет второпях
Белые нелепые следы…

 

Я ворвусь в твою память...

Я ворвусь в твою память,
    ворвусь в твою память.
Я, шальной и незваный,
    не мил и не люб,
Чтоб потом, как обычно,
    в безвестности кануть
И с собой унести
    горечь терпких губ.
А на синих и гибких
    дурманящих травах
Я хочу распластаться,
    по-детски уснуть.
И хочу я впитать
    ласку зорь небывалых,
Глаз открытых твоих
    родниковую суть.
И тогда мне земля
    не покажется тесной.
Я тебе, ошалелый,
    сейчас говорю:
Подари, подари
    лебединую песню
Неуклюжему мне,
    Журавлю…

 
Тришечкин.jpg

Тришечкин Андрей Петрович

      Журналист, поэт, писатель.
  Любимому делу он отдал около 40 лет. Страсть к писательству родилась вместе с ним, но её плоды появились позже - Андрей окончил школу, получил хорошую трудовую закалку на заводе, отслужил в армии, закончил филфак Целиноградского пединститута. И всё это время писал - стихи, рассказы, зарисовки, правда, пока «в стол». После института он, конечно же, пошёл не в школу, а в редакцию Целиноградской районной газеты «Призыв».

       Вот тут он получил волю, выход своему таланту - репортажи, очерки и даже басни за его подписью заполонили «Призыв». Очень быстро весь район узнал Андрея Тришечкина, а сам он стал ведущим сотрудником своей газеты, Членом Союза Журналистов СССР и Казахстана.       

     Естественно, его не могла не заметить «старшая сестра» - «Целиноградская правда», которой всегда требовались умные, мобильные, принципиальные, знающие жизнь не по глянцевым картинкам, корреспонденты. В 1987 году Андрей Петрович становится сотрудником областной газеты. Взяли его в самый «горячий цех» - сельхозотдел, а это - бесконечные командировки зимой и летом за 200-300 км от «конторы», встречи с тружениками полей и ферм, материалы «в номер», т.е. срочные. Но Андрей Петрович и здесь оказался молодцом - опыт общения с людьми, приобретенный на заводе, в армии, в «Призыве» и, конечно, природный талант помогли ему не только прочно закрепиться в коллективе газеты, но и возглавить отдел, тот самый «сельхоз».

   Однако Андрей Петрович писал не только об экономике, в «Целиноградской - Акмолинской правде» он стал выпускать страницу «Вдохновение», в которой публиковал не только свои стихи и рассказы, но и давал возможность пробы пера начинающим авторам всей нашей огромной области, искал и находил скрытые таланты. А сколько и как он писал о природе...

 
***

Степные скромные, неброские цветы,

Взгляд мимолётный, он не лезет в душу.

Из них букеты как-то не в чести,

Покой их мудрый тоже не нарушу.

 

Я обойду низину или луг,

Где им привольно с ветром целоваться.

Я не разрушу их священный круг,

Зачем их свету, радости мешаться?

 

Я лишь побуду с этой красотой,

Вдохну их аромат - не надышаться.

Я прост, и с этой строгой простотой

Не хочется так просто расставаться.

 

Степные скромные, неброские цветы,

Скупых дождей случайные улыбки.

Им поклонюсь - иначе не пройти,

И ты не соверши такой ошибки.

 
***

Ах, эта встреча! Случайная встреча.

Ты в чёрном платье, с алою розою.

Ах, эта встреча, любви - не предтеча,

Прошлое ноет колючей занозою.

 

Мы ведь с тобою ветрами обветрены,

Что там лукавить, изрядно потрёпаны.

Жаль, что в прошедшем мы были так ветрены,

Жаль, что те дни были нами изломаны.

 

Только в мечтаньях мы прежние, вешние,

Только в глазах - огонёк от бесовщины.

Я, как певец, только признаки внешние,

А у тебя - ничего от танцовщицы.

 

Пеной исходит в бокалах шампанское,

Как поцелуй, на плече твоём роза.

Смотрим и смотрим - в глазах несказанное.

Нет, не поэзия, проза и проза.

 

Ах, эта встреча! Случайная встреча.

Ты в чёрном платье, с алою розою.

Ах, эта встреча, любви - не предтеча,

Мы ведь с тобою давно уж не молоды.

 
***

По ковылям на сером аргамаке

Я так любил будить степной простор.

Где прорастали родники и маки,

Зелёных трав затейливый узор.

 

Послушный конь, огромное пространство,

Я - часть его, я — бусинка росы...

Его я — радость и его — убранство,

Его я — гордость и глоток любви.

 

И по-другому мыслить не умею,

Степь — дом, и здесь мой шанырак.

Живу, как все, живу я как умею,

Не подводи меня, мой аргамак!

 
***

И снова зацветают ковыли,

Они всегда - открытие и загадка.

И снова степь, дары её щедры,

Богатства отдаёт нам без остатка.

 

И воздух свой, и травы, и цветы,

И небо, знаю, краше не бывает.

Пригорки, горы, родники,

Всё, что поёт, ликует и летает.

 

И мне подарок - мой рассвет,

В его свечении - тропинка,

Идти которой много лет,

И возвращаться - я травинка.

 

В родную степь, где ковыли,

Они - открытие и загадка.

Как мы похожи, степняки,

Все на неё и без остатка.

 
***

Тополёк мой в кепочке зелёной,

От росы - в налёте серебра.

Подарю земле моей поклоны

С пожеланьем света и добра.

 

Той земле, что корчилась от муки,

В тех тридцатых заросла бедой,

Где «алжирок» немощные руки

Тоже насажали тополей...

 

Нет их тополей уже в помине,

Яблоневый сад в другом цвету.

Ну а люди? Все мы помним ныне,

Присягаем вечному огню.

 

Нам Аллея Слёз - как заклинанье,

Арка Скорби - помни и живи!

Всё, что есть, - прощенье и прощание

Им, сумевшим трудный путь пройти.

 

Тополёк мой в кепочке зелёной,

От росы - в налёте серебра.

Подарю родной земле поклоны

С пожеланьем мира и добра.

 
Любовь Юркова.jpg

Юркова Любовь

     Член Российского Союза Писателей, член Всемирной Корпорации Писателей, редактор, литературный критик, член областного объединения «Звено Алтая», руководитель литературного объединения «Прииртышская лира», литературный администратор поэтического чата «Поэзия - властитель языка», Поэт года (2015 года - 2017 годов) в Москве. Награждена грамотой Организации Объединённых Наций за песню к 70-летию Великой Победы. 
     Гран-при поэтических интернет-конкурсов 2020-2021 годов («Волшебное перо»).

     Автор 5 сборников «Стихи нам пишут небеса», «В разнотравье лет», «Карамельная осень», «Этих дней маята», «Я возьму в ладошки лето». В 2020 году в г Санкт-Петербурге издан сборник нот на стихи «Белой ночи напев», «Фокстрот под пластинку былого». Публикации стихов в журналах «Огни над Бией» (г.Бийск), «Простор» (г.Алматы), «Нива» (г.Астана), «Метаморфозы» (Белоруссия), «Доля», «Литературный Крым», лучший автор номера за цикл переводов с белорусского языка.  Награждена дипломами Библиотечной системы города Нур-Султан, дипломом Международного конкурса «Премьера» (2021 год), дипломом Международного конкурса композиторов, 2021 год за второе место как автор текста романса, дипломом журнала «Долька» за продвижение творчества юных авторов. Организатор и председатель жюри Международного Молодежного Бард-Рок фестиваля. На многие стихи написаны песни композиторами Дальнего и Ближнего Зарубежья.



Вальс снежинок

Ангел с неба сыплет снегом.
Вальс снежинок за окном.
В этой новогодней неге
Засыпает милый дом.
Снится запах мандаринок.
Блеск, сиянье фонарей.
Ну а мне мой друг, любимый.
В этой снежной кутерьме.

 
Янтарной каплей

Душа моя – ты растворённость в миге.
Безмерностью, величьем чистоты.
Любви Вселенской ласковой интриге.
В порывах страсти, в горестях судьбы.

Ты многого ждала от жизни-сказки,
Сияньем ласки согревая кровь.
Где мамины извечные указки.
Отца заветы: к ближнему любовь.

Не всех уроков расплескала сердцем.
Грехов судьбы не испила сполна:
То скрипкою извивы струны терций.
То скорбной птицей, коль печаль до дна.

Чем, подскажи, жива ты в этой битве.
На чей алтарь падёшь, коль срок придёт.
Как фимиам в заутренней молитве,
Янтарной каплей Слово упадёт.

 

Холмов золочёная медь

Рябиновой веткой мне осень в окошко стучится,
Шафрановых листьев в саду золочёный покров.
Опять в эту осень мне часто ночами не спится,
И голос забытый сквозь дрёмы шепнёт про любовь.

Опять эта осень сомнений плетёт небылицы.
Где в ярких зарницах холмов золочёная медь.
Как в книге страницы, мелькают любимые лица,
И сердце подскажет, как в этом костре не сгореть.

Зачем эта осень мне с грустью в окошко стучится,
Любви запоздалой напомнив забытый напев.
В осеннем пожаре мечты – перелётные птицы
Осыплются ветром, теплом никого не согрев.

 

Улыбнись

Улыбнись, уже утро в строю. Нарисует на стёклах улыбку.
Воробьи свои песни споют под капели весенние прытко.

Нарисует небес небосвод зорьку раннюю яркою пудрой.
Станет снова планета добрей от весенних садов белокудрых.

Ароматом уютным твой дом заклубится черёмухой, вишней.
Отраженьем зеркальным в шкафу нарисует улыбку Всевышний.

 

Дождик уснул на плече

Небо вспорхнуло ресницами,
И покатилась слеза.
Яркие молнии - спицами,
В небе июльском - гроза.

Всполохи в громе купаются.
Струйками дождь на траве.
Брызги, что яркие радуги,
Крыши домов в серебре.

Ангел в сапожках резиновых,
В длинном, промокшем плюще,
Вытряхнул тучки пугливые -
Дождик уснул на плече.

Пёрышком «глазки анюткины»
Нежно, с любовью протёр.
Бабочкам крылышки робкие
Взмахом, - пыльцою «колёр».

Выткались краски узорные.
Пёрышки-крылья в полёт!
Пчёлки, игриво-проворные,
В улья - раскрашенный мёд…

 

На рыжем чубчике июля

На рыжем чубчике июля
Купалось небо в облаках.

Из лоскутков цветного тюля
В «пэчворке» лета, пенье птах,

Закутав в травы тайны встреч,
И дрожь, и негу милых плеч…

В дурманном хмеле поцелуя,
И звёзд шептанье по ночам,

Плутало счастье: здесь и там.

 

Хрустальные слёзы

Я люблю тебя, как любят весну.
Как зимой холодной - высь синеву.
Я люблю тебя, как любят мороз
До хрустально-бриллиантовых слёз.

Я люблю тебя, как любят метель.
Белоснежную, в узорах, постель.
Кружевные, в блёстках ласки слова,
Я тебе - у зимней вьюги взяла.

Строки страсти подарила взамен.
Одобряешь, мой любимый, обмен?

 

Я иду по жизни королевой

Я иду по жизни королевой.
И неважно, как меня воспримут.
Возле ног бушуют "лаперузы"
И беснуются, порой, "гольфстримы".

Я иду по жизни - королевой.
И неважно: втихомолку плачу.
И неважно, что в себе я прячу.
Важно, если в сердце есть любимый.

Важно: для него я что-то значу?
Женщины - народ неистребимый!

 
cc7f4c0b-688c-4702-847d-5af414f711ba.jpg

Павленко Нина

      Родилась в 1948 году в селе Александровка (ныне Жибек-Жолы) Вишневского района. По образованию-финансист. 32 года проработала в системе образования г.Астаны. С 1978 года проживает в г. Нур-Султан.

      Стихи начала писать с 13 лет. Дополнительно закончила два курса Московского заочного университета искусств, изучала художественное слово. В арсенале 7 сборников стихов (шесть из них изданы). Имеет награды в различных конкурсах. Награждена медалью союза писателей России (г.Москва).

 

Ожидание

Сгустилась ночь. Светильник вместо свеч.
А на диване сладко дремлет кошка.
И чайник на плите заводит речь,
И месяц любопытствует в окошко.

Покоится за горизонтом день.
Зачехлены забот минувших стрелы.
Ложится на ресницы дрёмы тень,
Постель укрыта покрывалом белым.

Готовится ко сну уставший люд,
Сопит в кроватке умилённо дочка,
Часы свои сигналы подают,
Опять бессонной выдаётся ночка.

Он там, в кольце событий, где беда,
В горячих точках нет раздумью места.
И ждать ей остается, как всегда,
Она его жена, а не невеста.

Но были майские забеги «вьюг»,
И опереньем белым сад покрылся.
Её приметил он среди подруг
И с первого мгновения влюбился.

Сейчас она считает дни разлук,
И сердце от тревоги замирает,
Испытывая боль душевных мук,
Счастливые минуты вспоминает.

 

Всё сверкает жемчугами

Обомлела… Изумилась.

Красота вокруг такая,

Что в мгновенье я влюбилась

В сказку эту - остров рая.

Всё сверкает жемчугами.

Сказкой созданы узоры.

Возникают перед нами:

Замки, феи, лес и горы.

В белоснежном чуде этом

Вижу я душе отраду.

Всё внимается поэтом.

Счастье жить для нас награда.

Я - любуюсь! Наслажденье,

Мне не передать словами.

В ощущеньях те виденья,

Что открыты небесами.

И душа в потоке света

Бриллиантом засияла.

Так лучись всегда, Планета,

Чтоб Земля нам раем стала!

 

Другое время...

Девчонку "линчевали" злобным словом.

Она любила петь и танцевать.

Надеть пытались скромности оковы.

И укоризной их не обуздать.

Сейчас другое, новое столетье.

Другие нравы и свобода чувств…

Прошло суровых будней лихолетье.

Настало время суетных безумств.

Нам не угнаться за стрелой событий.

Они ежеминутно дробят мозг.

Не перечислить в мире всех открытий...

Не избежать и радиаций доз.

Осваивают клоны уж планету.

И роботы внедрились в нашу жизнь.

И заменили гаджеты газету.

За прошлые каноны не держись.

Всё изменилось: взгляды и сюжеты,

И молодёжь, уже совсем не та.

Им не нужны банальные советы.

Раскрепощённость - главная черта.

Пусть не идёт вразрез с моралью время.

Губителен не будет склад ума.

Тогда легко нести всем это бремя

И будет полной мудрости сума.

 

Бархат ночи

Бархат ночи гладит кожу.

В звёздном кружеве луна.

Я тебя не потревожу.

В царстве сказочного сна.

Лишь прикрою пледом плечи.

В изголовье посижу.

Погашу тихонько свечи,

Что на сердце расскажу.

А откроет утро шторки.

Новый день заворожит,

Встанет солнце на пригорке.

Дрёма тенью убежит…

И в распахнутых ресницах

Я увижу шквал тепла…

Это ты? И мне не снится?

Где же ты, скажи, была?

 
Котлер Рудольф.jpg

Котлер Рудольф

    Поэт, прозаик, родился в г.Кокчетав в 1933 году. Первое своё стихотворение «Лес прекрасен и тих, пока ветер утих...» написал в 5 классе. Позднее издавался в периодической печати, выпустил 12 сборников стихов, охвативших и лирику, и военную тематику, и философию жизни. На его стихи композитором В.Шевченко написано более 20 песен. Издана повесть "Самсебет" и множество рассказов, басен.

    В настоящее время Рудольф Владимирович проживает в столице, является членом Литературного объединения "Истоки". По стихам Р. Котлера можно проследить не только его судьбу, но и историческую судьбу страны.

 

Я сын мне дорогого Казахстана

Я сын мне дорогого Казахстана,

Первоцелинник значимой волны,

Жизнь с целиной сверяю постоянно,

Хотя живу под кровлей седины.

Уверен, целину не зря пахали,

Другое дело дали ли ума

Селений сотни заблагоухали,

По всей планете славилась страна.

Комбизаводы, мельницы возникли,

Им сорок лет я жизни посвятил.

Вдруг замыслы объёмные поникли,

Остыл народа добровольный пыл.

Совхозы богатейшие уснули,

Разрухе перестройка помогла

И люди молодые потянулись.

В столицу, что надеждой позвала.

Нет! Не к станкам полнить казну родную,

Не к фабрикам одежду выпускать,

Владеть метлой, забыв судьбу степную,

Спасительных пособий выжидать.

 

Письма

Чужие письма вороша,

Не зная, сам к чему -

Заметил, в них жива душа,

А чья недопойму.

Уж адресатов нет давно

И тексты чуть видны.

А на бумаге всё равно

Следы былой войны.

Побед надежда, скорых встреч,

Знакомы голоса,

Ну как, скажите, не беречь

Письма руки отца?

Им нет во времени цены,

Потомкам вдаль нести,

Чтоб никогда, ничьи сыны,

Не знали зла войны.

 

Цена Стиха

Цена стихам, не за изломы фраз

И не за блеск подобья хрусталю,

Что бьют не в бровь они, а в глаз,

Вещая благонравию салют.

За то, что в бой за родину зовут,

Флаг дружбы поднимая до небес.

На юных лицах радостью цветут,

Заманивая в суть земных чудес.

Цена стихам не за эстрадный крик

Под три аккорда стонущих гитар,

Упёршихся во времени тупик,

Не пробуждая сокровенных чар!

 

Не сносны мысли женщину судить

Не сносны мысли женщину судить,

Она суду мужскому не подсудна:

Её жалеть, и преклоненно чтить

И понимать, как ей бывает трудно.

 

Она самой судьбой обречена

Вынашивать счастливые начала,

Ей редко кто, одна она должна,

А нам её всё мало и всё мало.

 

Кто знает, может, где-то и сама

Излишне уступила, приласкала,

И вопреки стараниям ума

Себя не по заслугам наказала.

 

Мужчинам не всегда дано понять

Житейские её переживанья,

Притом, что вся земная благодать, -

Заслуга женских рук и начинаний.

 

Поклон стихам

Стихи, что веселили души,

Влюблённым радости несли,

Ласкали при свиданьи уши,

Сегодня будто отцвели.

Как будто всё они сказали,

Запас исчерпав нежных слов,

Как будто в рифму петь устали,

Бодрить серьёзную любовь.

Любви не писаны законы,

Она наследница небес,

Не помогают ли смартфоны

Приостудить любовный всплеск?

Не произносятся куплеты,

Чем дорожили старики

И тает надобность в поэтах -

Богах лирической строки!

 

Книге жить

Храм поднебесный, только без купола,

Прошлое время для книги придумало.

В книги вливая умам просветление,

Храм заселяли, как клад просвещения.

Где ещё пищи для разума выищешь,

Как не под сводами книгохранилищ?

Рушились троны, менялись правители,

Книгу хранили книгохранители.

Не баловали их вечно зарплатой

За сохранение мыслей крылатых,

Дум человеческих, в завтра глядящих,

Пусть залежалых и неговорящих,

Таинство разума верно хранящих,

Под управлением жриц настоящих.

Храм без креста – образец поклонения,

Книгой взрастил не одно поколение.

Не засветились без книги б Шекспиры,

Как и другие известности мира.

Книга продвинула нас во Вселенной –

Может единственной, неповторенной.

И книговеды всемирно пытаются

Книгу сберечь, не отвергнуть красавицы.

Библиотечная пристань поэтов,

Сможет ли выстоять пред Интернетом?

Не отрицая, не смея перечить

Новым прорывам умов человечьих:

Книгу сберечь, сохранить параллельно,

Зная, не быть ей царицей удельной,

Не отвратить ей соперников сильных,

Власть захвативших приборов мобильных.

Книжные храмы всё больше пустуют,

Телепрограммы умы атакуют.

Даль прогрессивная неотвратима,

Значит ли, книге исчезнуть любимой?

Значит ли, впредь созерцать лишь экраны,

Заколотив книголежбища-храмы?

Где ещё можно душою прижаться,

С книгой живой по любви приласкаться,

Ждать появления новых изданий,

Библиотечных торжеств-заседаний,

Слушать известных людей голоса,

Распознавая новин чудеса.

Чуточку слёзно, немного обидно,

А перспективы ближайшей не видно,

Только бы книгу на смерть не обречь,

Цивилизации в помощь сберечь.

 
Анна Жаворонкова.jpg

     Родилась в 1959 году в Казахстане, в Павлодарской области, селе Качиры. Детство и юность связаны с Казахстаном. Живёт на Кубани. По профессии энергетик, но поэзия, фототворчество - всегда любимые занятия для души. Состоит в литературном объединении «Лукоречье». Печаталась в газетах, журналах, поэтических сборниках. Финалист международного конкурса «Русская поэзия в мире». В ноябре 2020 года стихи Анны вошли в книгу «Писатели русского мира: XXI век. Энциклопедия стихов и прозы». Последнее время работает корреспондентом районной газеты «Прикубанские огни».

 

Светлая ночь

На небе покрывало ярких звёзд,
Сияет неизведанною тайной,
И месяцем изогнутым вопрос –
Заглядывает в окна не случайно.

Бессонные часы ночной поры –
Окутаны волшебным вдохновеньем.
Открытости, душевности порыв,
Сплетается с вселенским откровеньем.

Сливаясь с мирозданием в тиши,
Ответы получу, найдя истоки.
И тайны неразгаданной души
Стремятся лечь в распахнутые строки.

Ночь выпита из звёздного ковша,
По Млечному Пути иду к рассвету…
А месяц, удаляясь не спеша,
Растаял незаметно в дымке света…

 

Красная калина

Памяти известного писателя
Василия Шукшина

Звоном колокольным утро расплескалось,
Напоив тревогой молодой рассвет.
Красная калина соком наливалась,
У зари багряной набирая цвет.

Время упорхнуло ветрами ведомо,
Разгоняя листья облетевших дней.
Старая калина всё грустит у дома,
Вспоминая вёсны юности своей.

Алые струятся по ветвям слезинки,
Обжигая болью старой раны след.
Тяжестью печали пролегли морщинки,
По дороге жизни добавляя лет.

С болью обвенчались русские берёзы,
О потухшем солнце всё скорбит рассвет.
В холоде октябрьском застывают слёзы,
Красная калина обагрила снег.

 

Война

Страшных дней отпылали закаты,
Но не все возвратились домой.
Сколько бед натворила война, ты!
Быть жестокой тебе не впервой!

Жизни рушила в яростной злобе
И крушила гармонии мир.
Ты своей ненасытной утробе
Закатила чудовищный пир.

Жажду кровью людской утоляя,
Смертоносной сжигала враждой,
И страданьями всех наделяя,
Проклятущею стала бедой!

Зубы смерти - исчадье металла,
Разгрызая стальную броню,
Жизнь солдата свинцом обрывали,
Предавая в объятья огню.

Страшных дней отпылали закаты,
Неостывшая память горит.
Внук, погибшего деда – солдата,
Не забудет войну, не простит!



Гимн весне

О чём поют серёжки на ветру?
О солнце ярком, о пьянящем лете,
О серебристой дымке поутру,
Росинками блестящей на рассвете.

Они поют о звонких ручейках,
О зайчиках, что солнцем скачут в лужах,
О самых первых радужных цветках,
Чей сладкий сон таинственно разбужен.

Весна в одежде зелени иль без
И пусть порой вольна до неприличья,
Но гимны ей звучат аж до небес,
Легко взлетая, звонким пеньем птичьим!



Хозяюшка зима

Декабрь пришёл, за ним Зима -
Влетела лёгкою метелью,
Снежком обсыпала дома
И иней бросила на ели.

Узор, салфеткой расстелив,
На лужи серой неприглядность,
Умело рощу побелив,
Внесла роскошную нарядность.

Укутав бережно сады,
Поля с озимыми хлебами,
Остановив на речке льды -
Накрыла пышными снегами.

И так, не покладая рук,
Не зная устали хлопочет:
То ягод наморозит впрок,
То инеем наряды строчит.

Хозяйки милой волшебство
Декабрь с почтеньем привечает.
Приходит праздник Рождество,
И добрый мир его встречает!



О Родине

Мне бы в небо на сильные крылья
И увидеть судьбы поворот.
Станет хата из дерева былью
И забор, перекошенный тот,
И река, что в намеке излома,
И пригорок, и жижа болот -
Всё что мило, до боли знакомо,
Всё покроется дымкой, уйдёт.
Защемит и застонет сердечко,
Вспоминая о прошлом и вот, -
Я пойму, что родное местечко
Манит в прошлое, плачет, зовёт...



Одуванчики летели

Одуванчики летели
На зелёные луга,
Словно белые метели
Да пушистые снега.

Ветерок игрив и весел,
Не жалеет добрых слов,
Не жалеет чудных песен
Для пушистеньких голов,
Раздувает важно щёки,
- Футы-нуты, попляши!
Одуваны руки в боки,
Веселятся от души.

Ветерок в восторге кружит,-
Ну, чертовки, хороши!
И целует платья кружев,
Догоняя миражи!
Хоровод летит по кругу,
Счастьем радостных подруг,
Разметался по округе
Серебристо-белый пух.

Жаворонкова Анна

 
Фото Никитина Татьяна.jpg

Никитина Татьяна

     Родилась на Алтае.
  В десятилетнем возрасте переехала в Казахстан. По образованию педагог и журналист. Работала учителем в средней школе, инспектором по искусству областного управления культуры, в газетах (от районной до республиканской). Более тридцати лет руководит творческим объединением “Вдохновение”.
     Автор 13 сборников стихов и 25 песенных альбомов (как автор слов). Кандидат в члены Интернационального Союза Писателей.
     Живёт в столице Казахстана, г.Нур-Султан.



Святая тайна

Дочери

Склоняясь к миру изумлённо,

Запечатлённая в веках,

Любовью светится Мадонна

С бесценной ношей на руках.

 

Стекают в прошлое столетья,

Но у Мадонны тот же взгляд.

В святой любви приходят дети,

Как и столетия назад.

 

И вновь над миром задымлённым

Склонилась в вечной доброте

Всё та же кроткая Мадонна,

Не предающая детей.

 

Я в ней твои черты читаю,

И ты от этого сильней!

Есть тайна в облике святая –

Суть всех на свете матерей!



Памяти деда

Конец войне. И давность лет
Всех примирила иноверцев.
Живёт во мне мой павший дед,
Как амулет в пространстве сердца.

 

Не знаю я его лица,
Но век о нём готова слушать.
Уже не стало и отца,
А дед, как свет, вселился в душу.


Не просто тем огнём дышать
И принимать былого тени,
Когда во мне его душа
От пережитого в смятенье.


Но я плачу по мере сил
За этот мир, в огне добытый.
И если б дед меня спросил:
Жива ли память? Не забыто ль?..


– Я этой памятью сильна.
Через младенчество и детство
Боль, что оставила война, -
Передана мне по наследству.



Начинающему поэту

Муза примет тебя не святым:

Без коня, среди голых полей…

Слышишь, ржёт твой Пегас с высоты:

«Ни о чём, никогда не жалей»!

Не жалей – если в облаке дней

Все стихи твои смоет дождём…

И судьбе слать упрёки не смей,

А смиренно скажи: «Подождём».

Много мудрости есть на Земле!

Следуй той, что из самых основ…

Отыщи эту мудрость во мгле,

Самых, Богом забытых, миров.

Вот тогда и блеснёт из начал –

Нет, не слово, а мысли фрагмент!

Мимо ты не промчись сгоряча…

Это истина ищет твой след.

А какие найдутся слова?..

В этом подвиг совсем небольшой…

Тут не столько важна голова…

Важен стих, сотворённый душой!

 
 
Таким у истории было лицо

Мне снилась держава за серой стеной,

Где строгие нравы, где климат иной.

Ни – алые зори, а небо – свинцом…

Таким у истории было лицо.

Но в край прибывая, уютный такой,

Радушность простая внушала покой.

Цветочные волны под каждым окном

Шептали мне: «Полно, ты в веке ином…»

Но призрак солдата прижился здесь так,

Что вновь над Рейхстагом мне виделся флаг…

И сотни сожжённых в фашистском плену

Согбенной иконой клеймили войну.

Так чья же я гостья в уютных садах?

Где, как на погосте, вчерашний Рейхстаг.

Вскипел из минувшего жаркий родник,

Где детства опухшего – голод и крик.

 

Легко ль на волнах этой памяти мне?

Сквозь боль, через страх я брожу по войне.

Она пережита, мы строим мосты…

Но все ли привиты от этой беды?

 
 
Ты с моей грустью не знаком

Ты с моей грустью не знаком,

Она запрятана уже.

Останься лёгким ветерком

В моей восторженной душе.

 

И пусть потеряны в пути

Моменты радости земной,

Ты так же искренне шути

Про все невзгоды за спиной.

 

Про возвращенье к берегам,

Где обнажается душа,

Где на кристальные снега

Спадают звёзды не спеша.

 

Рассветных чувств звенящий рай,

В себе навеки сохрани.

Ты радость знал и грусть познай:

Вдвоём так чувственны они!

 
Сергушова Наталья.jpg

Сергушова Наталья

  Родилась и живёт в городе Жезказгане. Первое стихотворение сочинила, когда ей было шесть лет. Публикуется в местной, областной и республиканской прессе. Неоднократно выступала со стихами перед публикой, на радио и телевидении.
       Её  стихи и проза вошли в 15 коллективных сборников.

Наталья является постоянным членом городского литературного объединения "Слиток", общественного объединения "Сазгер-Бард-Акын", Клуба Авторской Песни и Клуба Творческой Интеллигенции.

     Регулярно участвует в литературных конкурсах и фестивалях, и очень часто занимает призовые места. Произведения Натальи Сергушовой размещены на литературных сайтах "Proza.kz", "Ты - Поэт", "Стихи.ру", "Проза.ру" и "Fabulae.ru". Кроме того, она постоянно публикуется на таких литературных порталах как "СЛИТОК " на Facebook, "Author.today" и "Истоки Казахстана ". По профессии Наталья Юрьевна - актриса театра кукол.

 
 
Ангел

Он очень долго шёл среди снегов, 
Искал того, кому он предназначен. 
Он нёс в груди великую любовь, 
Защиту и немножечко удачи.

Метель швыряла снег в лицо ему, 
Гнала назад. Мороз царапал щёки. 
А он спешил, он шёл туда, во тьму,
Туда, где ждут, туда, где одиноки. 

И трепетали крылья за спиной, 
От нетерпенья вздрагивали веки. 
Он шёл с великой миссией одной, 
И думал он об этом человеке. 

Какой он тот, кто ждёт его вдали? 
Младенец? Старец? Женщина? Мужчина?. .
И на вершине, на краю земли 
Споткнулся он: ударил ветер в спину. 

Упав, он птичку разглядел в снегу. 
Почти замёрзла. Сломанные крылья...
- А крошка ведь не выживет в пургу. 
И поднял он её рукою сильной. 

И поместил туда, где нёс любовь, 
Согрев и исцелив её душою. 
И улыбался мысли вновь и вновь, 
Что превратился в дерево большое. 

Он весь в снегу, а птичка меж ветвей 
Поёт о лете. И в огромном сердце, 
И в мире вдруг становится теплей 
От той любви, что помогла согреться.

 
 
Весна
времена года - портреты с натуры

Девочка-подросток с куцей стрижкой -

Хрупкая и бледная весна.

В свитерке и джинсах, как мальчишка,

На щеке дождинка, как блесна.

 

Лёгкий прутик, тоненькая ветка,

Авитаминоз - её удел.

Что ты в небе углядела, детка?

То жилец в скворечник прилетел.

 

Угловата, даже грубовата,

Отвечает резко на слова...

Но взглянула на меня украдкой,

И меня омыла синева.

 
 
Лето
времена года - портреты с натуры

Как-то летом замечталось.

Закружилось.

Заигралось.

И пошло вразнос.

И теперь - долой усталость!

Сколько нам тепла осталось...

Никогда не бей на жалость -

Только бы сбылось!

 

Ты смеёшься, ты хохочешь,

Ничего уже не хочешь,

И тебе не спится ночью -

Дикая жара!

Ты читаешь между строчек.

Солнца захвати кусочек,

Заверни его в листочек,

Ведь уже - пора!

 

Жизнь, она ведь не проходит,

Хоть и лето на исходе.

Так заложено в природе.

Всё мечты, мечты...

Знаешь, лето снова в моде,

Хоть и судят по погоде.

Только я влюбилась вроде.

Лето - это ТЫ!

 
 
Осень
времена года - портреты с натуры

Цыганка-осень в праздничных лохмотьях,

Звенит дождём, скликает стаи птиц,

И хороводы с травами заводит,

Листает книгу жизни, без страниц.

 

Она гадает, по листве ступая,

Она поёт, и в музыке живёт.

Она родная, и она чужая.

Она дарует, и она крадёт.

 

Срывает медь с деревьев - побирушка.

Брала бы злато, если бы могла.

А по ночам - тоскует, как старушка.

Подайте, люди, осени - тепла.

 
 
Зима
времена года - портреты с натуры

ПТВС тепло не подключает,

И мёрзнет всё внутри бетонных стен.

Но дом наполнит терпкий запах чая,

И старый телевизор КВН.

 

Я обниму тугие одеяла,

И окунусь в мечтанья, как в туман...

Решила, что меня ты напугала,

Холодная и дерзкая зима!

 

Но нет, я подпущу тебя поближе,

И крепким чаем с мёдом угощу,

И человека я в тебе увижу,

И больше никуда не отпущу.

 

Кохнович Михаил

     Родился в республике Беларусь, где прошли его детство и юность. А молодость и все последующие годы он прожил в Казахстане. Сейчас Михаил Александрович, являясь гражданином Казахстана, живёт в г. Краснодар. Издал пять поэтических сборников.

     Поэтический дар проявился уже в зрелом возрасте. Его стихи многогранны: широкие, философские, лиричные.

   В начале нынешнего века организовал литературно-музыкальный клуб «Истоки», который перерос в литературное движение всего Казахстана. 
     Михаилом Александровичем была проделана огромная работа по сбору материалов и изданию трёхтомника «Жемчужная поэзия Казахстана», куда вошли стихи более 200 авторов со всех регионов республики.

Кохнович Михаил.jpeg

     Находясь в России, он не теряет связь с Казахстаном и так же продолжает писать. Михаил Кохнович взял свою поэтическую вершину: недавно вышла его новая книга стихотворений "Иду на свет".

 
 
Окроплённые солнцем лица

Возвысить степь, не унижая горы…
Олжас Сулейменов 

Окроплённые солнцем лица

До веснушек в земной коре –

Это значит: за взлётом птицы

Шёл пустыней Февраль молиться

В белых рясах к святой горе.

Шли паломники без подмоги,

Выбран азимут через степь.

Слева горы, а справа – пороги.

Одолеть с Верой легче дорогу –

Расступалась им горная цепь.

Хадж святой: Арафат и Мекка.

Шёл туда мусульманин простой, 

Чтоб оставить грехи человека,

Подпитать дух святынею века,

Собираться в году раз – на той,
 

Чтоб небесная степь зеленела,

Чтобы в зёрнах жила весна,

И… коса не тупилась, звенела,

И… душа не томилась, а пела,

И… чтобы тревоги ушли из сна.

Значит, есть ещё в жизни что-то,

Не похоже на горечь вин.

В европейском стиле восточном

Мир вошёл в моё сердце прочно,

Как единый для всех Господин.

 
 
Цена хлеба

Посвящается хлебу

Превратись хоть в капельку росы
Перед зноем, ради утоленья,
Ярового стебля у косы
Не спросить про голод поколений…
Не про трёп – о трёх я колосках…
И о том, как солнце жгло погосты.
Хоть сереет память на висках,
К ним никто не шёл сегодня в гости.
А ценой какой даётся хлеб?!
Знают те, кто выжил, и однажды
Не от солнца – с голода ослеп,
Но увидеть мир другим возжаждал.
И зерном наполнив борозду,
Дремля до поры под синью неба,
Вперемешку с солнцем на виду
Борозда ковала свойство хлеба.
Вот теперь с тобою заживём,
Капля к капле, как тумана россыпь.
Всё ли мы усвоили о нём,

Не доев горбушку, в урну бросив?! 

 
 
Краснозвёздный обелиск

Посвящается руководителю отряда из Астаны Майдану Кусаинову
и его поисковикам, которые под Ленинградом установили монумент
в виде журавля из красных металлических звёзд...

Вражий молох сражён,

            но с тех пор бродят тени,

Где безмолвствуют годы

            в траве среди мин.

Вместо сирых крестов

            вдалеке от селений –

Журавли краснозвёздные,

            сбитые в клин.

Из кромешной земли

            не взлететь стальным птицам,

Но несут флаг победный

            «стального котла»,

А в нём память героям

            в посмертной странице,

Где в Синявинских топях

            их пуля нашла.

Здесь сапёрной лопаткой

            резвятся в полроста,

Чтоб найти имена

            неизвестных вчера.

В раны чёрной воронки

            гвоздики не просто

Отпустить под салюты

            в их последний парад.

 
 
Перед прогулкой…

Дождь также навзрыд может плакать,
И может притягивать грусть,
И от пустяковины всякой
В туманы уйти, словно груздь.
И может слегка притворяться
Невинным ребёнком, дразня
Луч солнца, в семь радуг пробраться
И с горки катиться полдня.
Дождь может быть тёплым и звонким,
Во двориках жаждущим игр,
В железо стучась, в перепонки,
Быть в ярости может, как тигр.
Потом, заплетясь в закоулках,
Утихнут и ветер, и дождь.
Лишь где-то от молнии гулкой
Сверканье… А где? Не поймёшь.
Прохладой потянет с окошка,
И город старинный вздохнёт.
И Осень, как рыжая кошка,
На выгул меня позовёт.

 
Тришечкина Лидия.jpg

Тришечкина Лидия

     Родилась в с. Просторное, Жанааркинский район, Карагандинская область. Закончила Целиноградский педагогический институт им. С. Сейфуллина (очно с 1973-1977гг.), специальность "учитель русского языка и литературы". Член Союза Журналистов Республики Казахстан с 2004г. С 2002 года работает в составе Авторской группы DALI в качестве редактора, автора сценариев видеофильмов, видеороликов, контента для веб-сайтов, книг, ассистента режиссёра. Автор документально-биографических книг: «Николай Миронюк. Ухожу не прощаясь», «Молдахмет Досаев. Жизнь без компромиссов», «Любите жизнь, как я её любила», «Амангельды Тайжанов. Портрет судьбы».

      С 1993 по 2000 год эксперт Акмолинской Торгово-промышленной палаты, внештатный редактор ТВ и радиопрограмм ТРК «Эфир», ТРК «Цесна», ТРК «Казахстан». С 2000 по 2002 год Внештатный редактор ТВ программ ТРК «Казахстан». С 2004 по 2007 год шеф-редактор республиканского научно-методического журнала «Жасstar».

      С 2009 по 2010 год работа по контракту с ТОО «Шанырак Медиа» и МОН РК в качестве автора книги для детей «В стране голубых озёр» (издано на трёх языках). С 2010-2011 год работа по контракту с ТОО «Шанырак Медиа» и МОН РК в качестве автора книги о Президенте РК Нурсултане Назарбаеве «Незабываемые встречи» (издано на трёх языках).

 
 
***

Мы не пишем стихов о счетах и кредитах,
Не поём о красе вожделенных купюр,
Помогает держаться нам в жизненных битвах
Доброта, что сильней самых огненных бурь.

 

Всё, что ценного есть, то всегда рядом с нами -
Затуманенный луг или грустный закат.
Сердце тает от счастья и плачет стихами,
Когда ловит любимого преданный взгляд.

 
 
***

Ещё в саду не отгорели краски,
И сентябрин встречает у порога,
Но что-то тихо ветру шепчут астры,
Наверно, осень собирается в дорогу.
Торопит осень зябкие деревья
Последний лист скорей на землю сбросить.
Угрозой ветер северный повеял
И иней на кустах похож на проседь
Но есть под елью уголок укромный,
Где в клумбе роза тихо доцветает
И ароматом ласковым и томным
Меня по-прежнему в саду встречает.
Сегодня ночью непогода злилась,
Дождём стучалась и будила окна...
Мне не спалось. И мысль одна кружилась:
Как моя роза там? Совсем промокла?
Наутро снег-снежок посыпал густо.
Пушистый, бесконечно молодой.
Засыпал всё. Сбежала осень. Грустно...
Оставив меня с розой ледяной.

 
 
Осеняя любовь

Мои романы не случаются весной,
Когда любовь буквально всех под корень косит.
Нет, у меня подход совсем иной -
И для любви я выбираю осень.
Когда ещё по-летнему тепло,
В лесах звучит оленьей страсти скерцо,
И вот тогда, теориям назло,
Своей любви я открываю сердце.
Вкус обретенья с грустью пополам
Я пью взахлёб в осенних поцелуях,
И узнаю разлуку по глазам
Не мучаясь, не плача, не ревнуя.
Спасибо, осень, за цветной пожар!
Ты исполняешь в нём обряд священный.
Твердят, что чувства - прибыльный товар,
А я за всё плачу двойную цену.
Но эта плата тем и хороша,
Что обернётся тою же монетой.
И мне легко. Летит моя душа.
И снова осень радостней, чем лето...

 
 
***

Январь, как гжель,
Он белый с синим
Зимы хрустальна красота.
При свете звёзд алмазный иней
Сверкает с каждого куста.

Луна притягивает взоры,
Всё заливая серебром,
Нарисовал мороз узоры
На стёклах сказочным пером.

А день слепящим солнцем брызжет
На белой скатерти снегов
Прочертят след весёлый лыжи,
Прочь уводящий от домов.

Среди сугробов великанов
Он затеряется вдали,
И солнце в розовом тумане
Опять сползёт на край земли.

Кристаллы льда, как бриллианты,
Блеснут закатною искрой...
Воскликнуть хочется порой:
Поэт, яви свои таланты!
И вдохновенья ключ открой!

 
 
***

Туманный город. Время хризантем.
В осенних парках тихо шепчет ветер:
Что я опять одна на белом свете...
Зачем ты, осень, так со мной? Зачем?
Мне холодно. Меня бросает в дрожь...
Прости меня, прости, осенний дождь!
Прости меня, летящий жёлтый лист!
Хочу туда, куда не надо виз,
Где плещет вечный синий океан,
Где тайны доверяли мы волнам,
Туда, где были вместе ты и я,
Где, верю, оживёт любовь моя.
Цыганка-осень в шали расписной,
Я снова очарована тобой.
Кружи меня, горящий листопад,
И астр последних горький аромат.
В закате тает золото берёз,
Как синий бархат наплывает вечер,
За море лебеди летят при свете звёзд,
И лист сухой слетает мне на плечи.
Как холодно....
Меня бросает в дрожь.
Прости меня, прости, осенний дождь!
Прости меня, летящий жёлтый лист!
Хочу туда, куда не надо виз.
Туда, где ждёт волшебный океан,
И тайны доверяли мы волнам,
Туда, где были вместе ты и я,
Где, верю, оживёт любовь моя.

 
Маринец Ирина.jpg

Маринец Ирина

   Пишет стихи с юности, но до 2013 года нигде не печаталась. Инженер-электрик. В профессии 40 лет на железной дороге. Член клуба ветеранов «Замандас» с 2011 года (клуб «Вдохновение»). Член клуба авторской песни «Серебряные струны», г. Павлодар. Член клуба «Истоки» с 2014 года. Участник «Цветаевских костров».
      Печаталась в сборниках, посвящённых сёстрам Марине и Анастасии Цветаевым, а также в сборнике, посвящённом 70-летию Победы.

 
 
Земля - Сад

Чтобы Землю сделать Садом

Нужно очень потрудиться.

Чтобы все мы были рядом:

Нужно нам объединиться.

 

Виноградники посадим

Мы везде по белу Свету.

И украсим, и нарядим

Нашу Матушку-Планету.

 

Пусть цветёт, благоухает,

Радуга растёт до неба,

И пускай всяк житель знает

Как богата земля хлебом.

 

Урожаи в золотую

Осень соберём мешками,

И по странам покочуя,

Возвращаемся вновь к маме.

 

Пусть у каждого с лихвою

Радость поселИтся в душах.

Я окно души открою,

Чтобы песнь мою послушать.

 

Много ли Планете надо?!

Просто, чтоб её любили.

Будет только нам отрадой

То, что все на ней мы жили.

 

Улетает каждый птицей,

Срок прожив одним мгновеньем.

Перевёрнута страница

Лёгким жизни дуновеньем.

Так давайте вместе дружно

Песнь споём душевным хором.

Всем нам это очень нужно.

С пляской, с радостным задором.

 
 
Февралю

Что с погодою случилось!?

То морозы, то капель.

Как попали мы в немилость!?

То затишье, то метель.

То нахмурится так грозно

Небо из-под синих туч.

То смеётся, то серьёзно,

То пробьётся солнца луч.

У зимы на нас обида.

Тихо День прошёл Сурка.

Тень его была ли видна,

Чтоб быстрей пришла весна?

До весны деньки остались:

Раз, два, три, четыре, пять…

Вы на лыжах покатались?

На каток пошли гулять?

А весёлые качели

Деток ждут давным-давно.

Вот закончатся метели…

Посмотри, дружок, в окно.

С февралём простимся скоро.

Быстро дни уходят вдаль.

Сбросит он свою суровость

И надменную печаль.

И любая нам погода

Сразу станет хороша.

Будь в гармонии с природой-

Будет чистою душа.

 
 
***

Что съедает солнышко

Утром и в обед?

До самого донышка

Людям не во вред.

 

Снега понавалено:

Кушай. Не хочу…

Я же на завалинке

Просто помолчу.

 

Посмотрю на солнышко,

На его обед.

Пускай ест до донышка

Прошлогодний снег.

 

Ветерок в помощники

К солнышку пришёл.

Кушает без ложки он,

Снегом - восхищён.

 

Детвора на улице

Пробует снежки,

И никто не хмурится

В солнечные дни.

 
 
***

Вот под Ёлочкой пушистой

Притаился шустрый Ёж.

Он подвижный и ершистый,

Что поделать – молодeЁжь!

Праздник Ёлочный украшен

Разноцветной мишурой.

Новый год ежу не страшен,

Он резвится с детворой.

Только маленькое сердце

Стало Ёкать неспроста.

В сказку вдруг открылась дверца:

Ёж увидел вдруг кота…

Стал он Ёрзать беспокойно -

Ну куда бы улизнуть!

«Ёж, веди себя достойно,

СъЁжился и снова в путь.»

И колючий покатился

Наш комочек в уголок.

В Ёмкости одной укрылся…

«С буквой Ё дружи, дружок».

 
 
Одинокий фонарь

Омрачённый октябрь

Оголённые ветки повыставил.

Избежать наготы

Он и рад бы да только не в мочь.

В вечерах Павлодар

Открывает осенние выставки

И готов показать,

Что несёт новизну эта ночь.

А на небе Луна

К полнолунию завтра торопится.

Все дела завершить

И начать новый свой оборот.

Вот идёт человек;

Он от лунного холода горбится,

И ему невдомёк,

Что Земля совершает полёт.

Так бы сесть у печи

И о времени нашем задуматься,

Что ещё совершить,

Чтобы легче на свете жилось.

Но Луна фонарём

Одиноким нам светит как спутница

И вселяет надежду:

Всё сбудется, что не сбылось.

Полнолунья фонарь

Освещает дорогу прохожему.

На Земле фонари

Вдоль дорог одиноко стоят.

Эту живопись, видно,

Как будто картину хорошую,

Пишет мудрый художник,

Уловив на мгновенье закат.

А Луна всё одна

Освещала заблудшую осень,

Отдавая тепло

По крупицам, по силе своей.

Видно так повелось,

Мы теперь уже точно не спросим:

«Кто включает фонарь

Одинокий на несколько дней?»

 

Аргентум Илья

   (Илья Олегович Приходченко) родился в Павлодаре 06.03.1991. Получил высшее филологическое образование в Павлодарском государственном педагогическом институте (бакалавриат, 2012) и Павлодарском государственном университете (магистратура, 2014) по специальности "русская филология". Сейчас преподаёт в Инновационном Евразийском университете на кафедре языков, литературы и журналистики русский язык, историю и теорию литературы, историю журналистики.
      С 2008 года участвовал в работе сменявших друг друга молодёжных литературных объединений Павлодара: "Реверс", "Спектр-1", "Спектр-2", "Меркурий", «Новый Меркурий». Сейчас руководит работой литклуба ИнЕУ.

Аргентум Илья.jpg

      Сотрудничал с народным молодёжным театром «Промень» (г.Павлодар) как поэт-песенник, принимая участие в создании мюзиклов «Бурлеск» (2014г.), «Ромео и Джульетта» (2015 г.), «Хорнады» (2016 г.).
      Неоднократно публиковался в областных и республиканских периодических изданиях, литературных журналах, на литературных интернет-сайтах, альманахах, сборниках. Лауреат и дипломант многочисленных литературных конкурсов города и республики, номинант премии «Поэт года» (2016) сайта stihi.ru, лауреат сайта «Российский писатель» в номинации «Новое имя», постоянный участник ежегодного Поэтического марафона «Солнце русской поэзии».

 
 

Это осень

Это осень,
С оттенками ультрамарина,
Где закатно-оранжевый
Нежно-невинный,
Где космической тьмы
В  звездопаде не видно.
Это осень, 
Что с запахом погреба винного.

Это осень,
Минорно-прекрасная помесь,
О любви и о смерти
Печальная повесть.
Это яблочный спас
И священная возвесть,
Это белая известь
И чёрная совесть.

Это осень,
Бегут через тонкие пальцы
Караваны огней
Придорожных скитальцев,
Это жёлтые тополи
Древнекитайцами,
Те, что встали стеною 
В желаньи качаться.

Это осень,
Янтарные зёрна софитов,
Что на бархате синем небес незакрытых,
На распахнутом атласе
Космоса ночи,
Том, что щедро
Огнями в ночи отороченный.

Это осень,
Движения спиритов заспанных,
Разделенье часов
Среди литер меж классами,
Младшесредними,
Нижними и буржуазными,
Переливы огней
Меж золой и алмазами.

Это осень,
Прозрение и помутнение,
Для  заблудшей души
Вспоминанье и мнение.

Это осень,
Что листьями жёлтыми скалится.
Это осень,
Всё осенью лишь начинается.

 
 
Андромеда

Над Эфиопией сомкнулись беды:

Не усмирить чудовище из моря.

Несчастная царевна Андромеда,

За свой народ приемлющая горе!

 

Холодным языком лодыжки лижет

Волна, темна, солёна и бездонна.

Со всхлипом твоим каждым ближе, ближе

Уродливый питомец Посейдона.

 

Уступ скалы и холоден, и скользок.

Бряцает цепь - тихи твои рыданья.

Народу от тебя большая польза:

Народ возжаждал твоего закланья,

 

Как возжелала мать Кассиопея

С бессмертными в прекрасности сравниться,

В бахвальстве и надменности тупея.

Она сравнится. Ей не опуститься.

 

Прибрежный ветер пыль морскую сеет.

Темны твои последние мгновенья.

Всё решено - и ты не ждёшь Персея,

Не ведая надежды на спасенье.

 

Он явится, стопою легкокрылой

Преодолев немыслимые вёрсты,

И назовёт тебя своею милой,

Как назовут сиятельные звёзды.

 

И, как свои, он примет эти земли,

У твоего занявши место трона,

И там, в мешке, в крови, до часа дремлет

Отрубленная голова Горгоны.

 
 
Место тишины

Текут минуты медленно и странно,
И дни пустые счёта лишены…
Когда я вдруг немыслимо устану,
То отправляюсь в место тишины.

В том месте, заколдованном, дремучем,
Я говорю с кем был я до себя.
Он мне даёт потёртый медный ключик,
Ключ золотой куда-то затеряв.

Я тем ключом врата открою в память,
Тяжёлую и кованую дверь,
И, тонкими озябшими руками
«Вчера» перебирая и «Теперь» - 

Все каталоги в полутёмном зале
Старейшей из своих библиотек - ,
Я наслажусь узорами мозаик,
Исполненных страданий и утех.

И в завитках известного сюжета,
И в арабесках их перипетий
Я всё пойму – я видел это где-то! –,
Поняв всех персонажей и простив.

Раздвинутся готические своды!,
Запляшут на мозаике лучи…
Я отыщу среди своих находок
Ключ золотой от следствий и причин.

 
 
***

В этом доме будут жить цветы,

Гиацинты, маки и фиалки,

Ведь ничто не терпит пустоты.

Даже дому своих комнат жалко

 

Стало, и он, брошенный, зацвёл,

Цветом весь наполненный и звуком,

И лиан зелёный ореол

Резкость досок сгладил полукругом.

 

В этом доме, что был пуст и прост,

Что покинут был, забыт и брошен,

Вновь живут: душистой розы куст,

Резеда, и мята, и горошек,

 

Львиный зев, разинув гордо пасть,

Запахом рычит в молчанье комнат.

В этом доме хочется пропасть,

В красоте такой себя не помня.

 

В этом доме, в лоне тишины,

Шёпоты листвы и песни цвета,

Словно в землях неземной страны,

Где царит безвременное лето,

 

Где смеются лотос и шалфей,

Где природы розовое детство.

В этом доме вовсе нет людей,

В этом доме мир и совершенство.

 
 
Правило

Я запомнил простое правило – 
В жизни всё происходит правильно:

Как неспешной реки течение,
За обидою вслед – прощение,

На песок словно пена нежная,
За отчаянием – надежда,

Как полёт невесомый чаячий
Над волною, янтарь качающей.

Настрадавшись, тебе придётся
Избавленье встречать, как солнце

Над пожаром залитой поймой,
Восхитительной и спокойной,

Над водою парящей птицей
Кануть в бездну – и возродиться!

И какие бы ни проклятия
Посылал я судьбе старательно,

И десятков каких значение 
Ни приняли бы огорчения – 

Стёкла битые на дне илистом,
Галька острая в пальцах жилистых – 

Твёрдо помню простое правило:
В жизни всё происходит правильно.

 
Отческая Ирина.jpg

Отческая Ирина

      Родилась в Усть-Каменогорске, ныне проживает в п.Глубоком. Писать стихи для Ирины Отческой – значит дышать и жить. Строки души передают, изливаясь, гамму чувств женщины, чьё счастье в обретении собственного я через боль, потери, заботу о близких. Ткань её стихов плотна, выбор на стороне сильного акцента, необычного оборота речи, нестандартного мышления.

      Поэтический опыт не богат событиями, но то, что написано, откликается в сердце щемящей тоской, иногда детским взглядом на мир. За внешне жестковатой манерой письма - чуткое сердце, в которое она впустит только того, кому доверяет.

 
 
Мятные слова

У бурелома и лишайника,
О том не ведает молва.
Цветные сны, поставив чайничек,
Варили мятные слова.

Дремотны, как похмелье банное,
И голубы, как мотыльки,
Гулки, как эхо перекатное,
Полынно-сладки и горьки.

И в этом рясном благолепии,
Где нет сейчас и там, и здесь.
Звучат пронзительные песенки,
И в них сквозное что-то есть.

Там мыканье небесных олухов
Ворует искры из костра.
И слёзки светятся влюблённые
В глазах счастливых олушат.

Сны пятки чешут, коли чешутся,
Да и не знают, как благи.
Качают рожки полумесяца,
Когда встают не с той ноги.

Им всё заведомо прощается
За серебро и слов, и снов.
Тут птицы синие встречаются
Совсем неведомых югов.

 
 
Платье

Я любила это платье - это платье цвета фрез,
Это платье цвета фрез - невоспетого рассвета, недопитого вина...
Мягкий крой и скромный вырез, платье мамино на вырост,
Платье мамино на вырост. Будет школьный выпускной,
Будет школьный выпускной, будет школьный выпускной…
Через год случится чудо, платье мамино надев,
Я кружиться в платье буду, я кружиться в платье буду
В школьном зале дольше всех.
И запляшут нежно складки на весеннем ветерке,
Так листочки из тетрадки, так листочки из тетрадки
Шелестят на сквозняке…
А сегодня я в блокноте напишу опять о том:
«Через год его надену, через год его надену,
Это будет очень скоро, через год, в сорок втором».

 
 
Манной упадет

Жизнь внезапно стала коротка
В полнедосягаемых глотка,
Взвилась, как от выстрела пичуга,
И теперь попробуй в след её,
Размыкая замкнутые круги
Прокричать: «Останься, ё – моё!»
У тебя и крылья коротки,
У тебя и горлышко не вышло.
Лишь горчат два берега реки
В этом тесном слове «вопреки»,
В коем ты ещё невнятно вышит.
Разводи костры и симафорь –
Низко пролетающему Богу.
Может быть, оставит, не возьмёт,
Может быть, он руки разожмёт,
И на темя манной упадёт –
Добрый друг и длинная дорога.

 
 
Край

На полесье, где каждая сажень
Мне знакома, приятна, как сень.
Я отцами отцов был насажен,
Здесь я цвет своей жизни лелеял.

Только здесь я, что полная чаша,
Через край изливался мой пыл.
И живой, и такой настоящей
Здесь любовь свою миру явил!

Край, где прах, погребённый землёю,
Говорит о глубоких корнях,
Он зовётся родной стороною.
Эхо гулким несётся в сердцах.

Он, мою близорукость вскормивший,
Что мне дальше родной стороны!
Я в себе убиваю, как грубость,
Зов чужой, незнакомой страны.

Он, открывший вкус хлеба, свет солнца,
Цену дружбы, родства и мечты.
Подаривший мне радость потомства
И предания - быль старины.

Вечеров зимних длинную поступь,
Лета краткого тягостный труд,
Жёлтой осени русые косы,
Что косою на пашнях стригут.

 
Жасулан Садыков.jpg

Садыков Жасулан

  1949 года рождения. г. Павлодар. Имеет высшее образование. Увлекается поэзией с 25 лет. Отдельно изданных книг нет. В браке 50 лет.
      Член Литературного объединения им. Павла Васильева и Литературного объединения "Истоки".
  Стихи Жасулана - открытие мира, постижение философских истин сквозь призму лет. Многовековой опыт поэзии органично сливается в слог поэта, не задумывающегося о его красоте, но переплетающийся в сознании в постижении вечных тайн Бытия.

 
 
Самовар

На дворе у нас трава,

Частное подворье.

И купили самовар,

На дровах который.

 

Есть занятье для детей:

Рубят пусть дровишки.

Закипала чтоб скорей,

Чайная водичка.

 

По-казахски круглый стол,

С утварью, посудой.

Чай душистый с молоком

Пить особо любо.

 

Растопить чтоб самовар,

Есть своя сноровка,

У снохи на это дар –

Всё без слов и ловко.

 

Ожерельем детвора

Вкруг стола уселась.

Много в бусинках карат,

Вместе с их весельем.

 

Сев потом на «лисапед»,

Отдохнём на речке.

Благо, я – пенсионер,

И со мною детки.

 

Скоро вырастут они,

Но запомнят детство,

Самовар, когда дымил,

И все были вместе...

 
 
Жди меня!

Я про́жил столько, и прожи́л
Зачем, не знаю только.
Своих не рвал, верблюдом жил,
Чтоб лезть в ушко иголки.
Судьбой что было суждено,
Не обошёл я мимо.
Взлетал. И падал я на дно
Разов неисчислимо.

Возможно, странно: не роптал.
Сжимался. Шёл вперёд я.
Хоть звёзд я с неба не хватал,
Шёл как бы посерёдке.
Но и ворон я не ловил,
Не мудрствовал лукаво.
Метал я скирды силой вил,
Ходил я и в солдатах.
Детей законно нарожал,
Живу семьёй с полвека,
Работал даже в сторожах
Я, охраняя ветер.
Не то, чтоб я не признавал,
Не знал я, просто, Бога.
При том была такой страна,

Где с этим было строго.
И мама строгою была,
Ревнивицей Ислама.
Я не искал в Аллахе благ,
Штудируя Писанья.
Сложилось всё само собой:
Воспринял в Бога веру.
Нет для меня судьбы иной -
Моё наступит время...
Себя я как бы приучил,
Что страха нет пред смертью.
Держу я мысленно ключи
Незримой вроде две́ри.
И это силы мне даёт
Иметь о жизни мненье.
Ведь не совсем я идиот:
Духовное есть зренье.
И есть понятье - "Калима́".
Держу я за зубами.
Её душа вдохнёт сама,
Пока меня оставит.
"Ничто не ново под луной!"-
Меня гораздо лучше
Нашли покой свой под землёй,
Такая всех нас участь.

Свой потому стараюсь дух
Насытить красками природы,
Не сеять злобу и вражду,
Среди хоть чьих народов.
Оно всё создано ведь так,
Всему и всем найдётся место.
И даже та же суета
Кому-то, как невеста.
И те же язвы горьких слов -
Бальзам для их изрекших.
Снести смиренно я готов,
Чтоб было им лишь легче.

Я понял многое, друзья,
В чём был, ну просто, пробка.
И что узнал, уж не изъять,
Не надо лучше трогать!
Я Жизнь и Смерть теперь люблю,
И Утро их, и Вечер,
Люблю и Живопись, и Блюз,
Прощания и Встречи.
И никого я не зову
Ко мне на похороны,
Душа, когда на Божий звук,
Взлетит к Нему ко трону.
Вам Таинств Смерти не понять,
Вы жить хотите вечно.
Купанье Красного Коня
Прекрасно вам на речке.
Пока ещё я поживу,
Не лезть же вперёд батьки.
Но жду я чутко божий звук,
Поверьте, без оглядки...

 
 
Память

Я, как слон в посудной лавке,
В долгой памяти твоей.
Грациозно потоптался,
Ничего в ней не задев.


Как писал поэт Есенин –
"... Я стоял, 
приблизившись к стене...",
Ты меня напротив села,
Вроде, как оцепенев...

Ты невольницею мужа
Мстила, как могла, ему,
За обманутые чувства,
За сердечных ужас мук...

Память нас уносит вдаль,
Через лет воспоминаний,
Как по ЛЭПа проводам,
Не дойти куда ногами.


Дастарханом манит степь,
Прянью терпкою полыни.
Если с неба посмотреть,
Вся земля, как на экране...


Нежной линией овал
Опоясывает Землю.
И бессильны здесь слова,
Краски чувств души бесценны.


Ветер вольный – и простор,
Распростёрт по всей Вселенной.
И целебных цепь озёр,
Необъятное мгновенье.


Чувств твоих стеклянный строй,
Хрупкой памяти зверинец
Ты души своей прикрой,
И моё забудь ты имя.

Но забыть мы невольны:
Волны памяти прибоем
Плещут внутрь через сны,
Нет нигде ни в чём покоя...

 
 
Художество ночи

Пишет ночь луной по небу,
Как художник полотно,
Тяжело идёт по снегу
Стая плотная волков.


Овцы, вспугнутые воем,
Жмутся, будто кулаки.
Чабана лицо рябое,
Как и тропы по Степи.

Снег в жгуты связала вьюга,
И наотмашь по волкам
Бьёт по мордам их ветрюгой,
И сечёт их по бокам.


Стая ноль на то вниманья,
Из аркана, как петля,
Аккуратно окружает
Всю кошару до плетня.

На холсте небесном, зимнем,
Лунных отблесков штрихи.
Волки по снегу скользили,
Скаля острые клыки...

 
 
Марии Мудряк

В безбрежнем море поздравлений
К Вам летит и мой челнок,
Как волна сердцебиенья,
Чтобы лечь у Ваших ног,
И облечь Вас в пожеланья,
Дарованиям подстать -
Вы у Бога под вниманьем,
И для многих Вы - мечта.
Птица счастья вместе с Вами
Пусть создаст семьи уют...
Лучше, если в Казахстане,
Видеть в будущем семью.
А пока, мой юный гений,
В море-хоре поздравлений
И различных песнопений
Мой услышьте голосок!

 
фото Ида Шель.png

Шель Ида

     Родилась в городе Ермаке (ныне Аксу), Павлодарская область. Окончила факультет естествознания Павлодарского педагогического института.

     Работала заведующей отделом садоводства на станции юных натуралистов.
        В 1998 году переехала в Германию.
     Публиковалась в журнале "Контакт-Шанс", сборниках современной поэзии "Живое слово" и альманахах Российского союза писателей. В 2015 году издала книгу «Дышу теперь стихами», г.Павлодар.
        В 2018 году награждена звездой "Наследие", г.Москва.

 
 
Самое важное

Солнышко красное, Зорюшка ясная,
Ты - Берегиня моя!
Сокол прекрасный, любовь не напрасная,
Всё расскажу, не тая…

 

Белое платьице утром надену я,
Мягкого ситца лоскут.
Милое небушко взглядом задену я,
Музыку в сердце сотку…

 

Буду я долго бежать по тропиночке,
Встречным улыбки даря.
Утра всем доброго, мирного, тёплого,
Самого лучшего дня!

 

С травами - шорохом, с листьями - ворохом,
С пением птиц - помолюсь.
Сокол мой ясный, самый прекрасный,
С ним ничего не боюсь.

 

Вместе по жизни идём, как положено,
Может, и был свыше знак.
Мы друг для друга судьбой приворожены,
Мы друг без друга никак.

 

Самое важное – очень отважного
Сокола встретила я.
Солнышко красное, Зорюшка ясная,
Ты - Берегиня моя!

 
 
Лето

На лето – мы к бабушке Насте.
И с дедушкой в лес за грибами.
Где старенький мост – через реку,
Знакомились, помню, с бобрами.

Любили смотреть, как трудяги
С усердием строят плотины.
Чуть дальше, в одном всего шаге,
Прекрасного леса картины!

Дубы с богатырскою силой,
И стройные рядом осинки…
Рябинка с берёзкою милой,
И след от лосиной тропинки.

 

Мы с братом пока что салаги,
Так гордо за дедом шагаем…
В корзинке грибы-симпатяги,
Мы их собирать помогаем.

Сморчки, сыроежки, лисички…
Рассказывал дед про пернатых.
Под кустиком глаз землянички,
Нас манит своим ароматом.

Шагаем обратно из леса,
Корзинки несём мы с грибами.
Калитка и скрип от навеса,
Нас бабушка ждёт с пирогами.

 
 
На краешке души

Наше детство не уходит никуда,
Хоть летим мы все на скорой электричке.
Вместе с нами, просто по привычке,
Остаётся в сердце навсегда,
Детство наше не уходит никуда.

 

Наше детство не уходит далеко.
С папой – ярко разрисованный листочек.
Майский жук забрался в коробочек.
Мама в кружку наливает молоко.
Детство наше не уходит далеко.

 

Вспоминаем, как по лужам босиком,
Где дворовые девчонки и мальчишки -
Все наивно набивали шишки,
Как зимой летел в нас метко снежный ком,
Вспоминаем, как по лужам босиком...

 

Вспоминаем, улыбаясь первый класс.
И друзей своих, и в школе переменки,
И разбитые, конечно, же коленки,
И уроки, и учителя рассказ.
Вспоминаем наш десятый, дружный класс!

 

Всюду рядышком, хоть свет туши.
Год за годом в скорой электричке.
Мчится детство с нами – по привычке,
И живёт оно на краешке души.
Всюду рядышком, хоть свет бери туши.

 
 
Я подарить тебе сумела

Скажи, кому какое дело?
Я подарить тебе хотела:
Весь шар земной, все океаны,
Все города, все реки, страны…
Нет, не хотела, а дарю,
Я подарю тебе зарю!

И в мае, и в начале лета
Я подарю тебе рассветы.
Я подарю тебе луну,
И солнца луч! И тишину…

И звёзды запросто достану
Нет, никогда я не устану
Дарить тепло своей души.
Ты наслаждайся, не спеши.

Дарю природы красоту!
Дарю улыбку, доброту.
И музыку, и вдохновенье,
И в акварели настроенье.

Зимою лес красивый – снежный.
Весною сад цветущий – нежный.
А летом дождь грибной, цветы
И исполнение мечты.

И пенье птиц, и чаек крики,
Варенье ягоды клубники.
И широту степей, полей…
Ладошки подставляй скорей!

Скажи, кому какое дело?
Я подарить тебе сумела:
Весь шар земной, все океаны,
Все города, все реки, страны.
Дарю тепло своей души –
Ты наслаждайся, не спеши.

В моих стихах найдёшь всё это.
Будь счастлив! Радуйся рассвету!

 
 
Мелодия утра

А хочешь, тебе погадаю на завтра?

Мне даже ладошка твоя не нужна.

Ты жизни своей, сама себе автор!

Задачка любая - тебе не сложна.

 

Ты только проснёшься, откроешь окошко.

В пижаме стоишь, восхищаясь зарёй,

По дому гуляет любимая кошка,

Она не обходит тебя стороной.

 

И солнце проснётся минута в минуту,

И лучик его проскользнёт в твой уют,

И утро напомнит морскую каюту,

И радость найдёт свой надёжный приют.

 

И небо без тучек твой взор впечатляет,

И шёпот листвы умиляет твой слух,

И ты улыбнёшься - рассвет заставляет,

Где доброе утро крикнет петух.

 

Ты воздухом чистым сердце наполнишь,
Цветам распустившимся нежно кивнёшь.
Мелодию утра надолго запомнишь.
И в новый свой день беззаботно шагнёшь.

 
Людмила Барламова.jpg

Барламова Людмила

      Родилась на Украине. В Жезказган переехала с мамой и сестрой в 1963 году. С детства пишет стихи и музыку. Поэтесса, композитор, бард. Лауреат фестивалей народного творчества "Голос Байконура" в номинации бардовской песни: IX (1997 г.), XI (1999 г.), XII (2000 г.). В 1999 году к 45-летию города Жезказгана песня "Мой Жезказган" заняла первое место. В 2002 году Людмила в фестивале "Содружество" заняла первое место в номинации "композитор" за песню "Я - ветер" на стихи местного автора.

      Лауреат фестивалей: "Апрельский ветер" (2004, 2007 гг.). В 1998 году стихотворение "Абаю" стало победителем в областной Мушайре - состязании поэтов, посвящённой 150-летию со дня рождения Абая Кунанбаева. В мае 2000 года Жезказганским городским архивом был открыт фонд культурного наследия Людмилы Барламовой.

 
 
Идёт весна, слегка робея

Весну почувствовали птицы,

Мне душу радует их щебет.

Почистят пёрышки синицы,

На пруд вернётся скоро лебедь.

 

Кричат в лесопосадке сойки,

Кукушка вторит птицам в роще,

И воробьи сегодня бойки,

Подраться - нет задачи проще!

 

Спокойны под снегами воды,

Оковы льда весной слабее.

Снежочек, как крупинки соды,

Идёт весна, слегка робея...

 
 
Лето не перечеркнуть

Падая, листики мечутся,

Землю укутав ковром.

Клумбы от зноя "излечатся",

Месяц на небе - тавром.

 

Клёны к реке низко клонятся,

Каплю воды зачерпнуть.

Утром ветра в двери ломятся,

Лето не перечеркнуть...

 

Камушки были прибрежные,

Как угольки, горячи...

Волны нас бархатно-нежные

Не отпускали в ночи.

 
 
Ещё раз мы встретимся с тобою...

Уйдёт уж скоро августа тепло,

Но лето в нашем сердце остаётся!

Температуры светится табло,

А солнце остывает и смеётся.

 

Качает ветер тени от дерев,

И птиц тревожных слышен громкий клёкот,

И ветер, на минуту замерев,

В ночи разносит еле слышный шёпот.

 

Поблёкнет трав зелёный яркий плед,

Придёт зима с щемящею тоскою.

Оставит лето в сердце яркий след,

Ещё не раз мы встретимся с тобою...

 
 
Не найти красот таких весною!

На деревьях - инея ворсинки,

Белые "ежовы" рукавички,

Их одели клёны и осинки,

И у всех - из снега черевички!

 

Заметёт декабрь все тропинки,

Снег скрипит, как сапоги из хрома.

Ветер балагурит без запинки,

Я хочу сидеть сегодня дома...

 

Солнце в мутном расплылось зените,

Дышит чистотой всё, белизною.

Грусть, тоску, печаль свою гоните:

Не найти красот таких весною!

 
Ирина Деева.jpg

Деева Ирина

  Живёт в с. Коргалжын Акмолинской области. Стихи пишет со школьной скамьи, с 12 лет. Издавалась в периодической печати, в областных и республиканских альманахах. Её стихи вошли в сборник "Жемчужная поэзия Казахстана".

   Автор трёх сборников стихов и песен: "Прошу минуту тишины", "Поговорим по душам", "Под созвездием «Стрельца»".
   С 2009 года Ирина является руководителем поэтического клуба художественного чтения "Гармония", работает руководителем народного ансамбля "Русская песня" (с 2010г.).

   Ирина Лауреат Международного Фестиваля "Песенной поэзии", Лауреат республиканского конкурса "Брайлю 200 лет", областного конкурса акынов "Мушайра", Лауреат областного Фестиваля "Поклонимся Великим тем годам".

   В 2015 году награждена орденом им. С.А.Есенина Литературной премии "Золотая осень" МГО Союза писателей России, в 2017г. удостоена Государственной награды России - медали им. А.С.Пушкина.

 
 
Живительный родник

   Без тебя я никто.

      Скиталец во времени...

   Безымянный росток,

      Ни роду, ни племени.

   Пересохший ручей,

      Пустыня безводная,

   Пережитых ночей

      Телесность бесплодная.

   Без тебя немота,

      Ни крика, ни шёпота,

   На листах пустота,

      Отсутствие ропота.

   Лишь с тобой, мой родник,

      Богатством я властвую.

   Лишь с тобой, мой язык,

      Живу я и здравствую!

 
 
***

Мне бы раскинуть крылья,

         Чтобы укрыть тебя, Родина!

Спрятать от этой гнили,

        От человекопародии,

Чтобы никто не тронул

        Солнце твоё лучистое,

Чтоб не звучали стоны

       В поле, где небо чистое,

Чтобы всегда, как ныне,

      Пела домбра привольная.

Люди, расправьте крылья!

     Люди, укройте Родину!

 
 
***

Жизнь, словно пар невесомый, клубится,

Слоем событий кружит.

Годы летят легкокрылою птицей

До неизбежной межи.

Время подобно "шагреневой коже",

Крепче сжимает тиски.

С каждой минутою мыслится строже

В пене бурлящей строки.

Вышиты наши дороги на пяльцах

Переплетением в тон.

Жизнь, словно воздух, струится сквозь пальцы

И исчезает, как сон.

Только душа сохранит все мгновенья

Прожитых, сладостных лет

И пронесёт сквозь века, в упоенье,

Жизнью наполненный свет.

 
 
***

Завлекала

     сторонами лебедиными...

Оплетала

     кружевами паутиными...

Только ночи

     над полями и просёлками

Сердце точат

     тишиной да перепёлками.

Напоить бы

     хмелем томным да дурманами,

Устелить бы

     ложе мягкими туманами,

Чтобы зори

     разнопением баюкали,

Чтобы зовы

     затерявшись, не аукали.

 
 
***

Душа младенца - лист нетронутый.

Не разрисованная праздным,

Она, не ведавшая омута,

Страстей житейских и соблазнов,

Ещё судьбою не надломлена,

Легка, как перышко лебяжье,

И светом нежности наполнена,

С такой душой приходит каждый.

Но если не случилось справиться

С потоком жизненных помарок,

Душа, свече подобно, плавится

И превращается в огарок.

Безгрешных нет. Но мысли светлые

Первоистоки возвращают.

И, может быть, они, несметные,

Вращают Землю... и вращают...

 

Гаммер Александр

   Родился 2 ноября 1972 года в Павлодарской области. Закончил Павлодарский Государственный университет им. Торайгырова по специальности «учитель математики», работал по специальности, затем журналистом на областном телевидении. Стихи начал писать ещё в детстве. Публиковался в казахстанских и российских литературных журналах, печатался в двух поэтических сборниках.

Гаммер Александр.jpg
 
 
Рассвет над Иртышом

Иртыш – то быстрый, пьяный и солощий,

То тихий, словно память старины.

Там ива кудри белые полощет

В лазури набегающей волны.

 

А в омутах, у самого, у края,

Среди бурлящей в сумраке воды,

Огромные налимы охраняют

Потерянное золото Орды.

 

Изъеденные руны на могиле.

Здесь, отразив предательский удар,

Батыры в битве головы сложили,

Под натиском воинственных джунгар.

 

Хранит обломки княжеского струга

Овеянная тайнами река.

Под берегом покоится кольчуга

Былинного героя Ермака.

 

Рассвет над Иртышом, и тих, и светел.

Да что же так волнуется душа?

Как счастлив тот, кто хоть однажды встретил

Божественный рассвет у Иртыша!

 
 
Зима 41-го

Где-то там, где огонь и злоба,

Рвётся хищная рать на запах.

…Возмущённо вращая глобус,

Эшелоны идут на запад.

 

Здесь пушисты снега и слепы,

Здесь восточный наш край державы

И колёса звенят: «Успеть бы!»

Между стыками рельсов ржавых.

 

Лязгнут глухо металлом цепи,

И слова зазвучат гортанно.

Провожает родные степи

Взгляд прищуренный Бауржана*.

 

Пар горячий клуба́ми реет,

Метит вверх, надрывая клапан,

Паровозным гудком: «Успе-е-е-ем!».

Эшелоны идут на запад.

*Бауржан Момыш-улы, Герой Советского Союза, панфиловец, писатель.

 
 
Степь после дождя

Зри, куда охватит взгляд орлиный,

Вознесись и в травы упади -

Над бескрайней

         выжженной

                  равниной

Зарядили летние дожди.

Степь –

         Её Величество скупое,

От кого не стоит ждать добра,

Ныне,

         очень щедрою рукою,

Раскидала тонны серебра,

Что штормят теперь в порывах ветра.

Степь,

         как Крёз Великий

                     во плоти́,

Самоцветы мерит в километрах.

На размах недельного пути

Расцветают

         новые

                     червонцы.

Пусть он для букета очень плох,

Словно фиолетовое солнце,

Распустился

         злой

                  чертополох.

Скоро всё под жарким солнцем сгинет,

А сейчас –

         волшебная пора:

Бог природы выжженной равнине

Щедро

         дарит

                  капельки добра.

 
 
А её волосы цвета осени...

Шагает лето за порог, дождём косым встревожено.

Махнув оранжевым платком, оно уйдёт туда,

Где не оставлен чёткий след, нетоптано, нехожено,

Где корабли минувших дней сгорели без следа.

 

Уложит кованый сундук - заботы и свершения

За гранью «завтра» и «вчера», там зла и горя нет.

Простит сердечностью своей былые прегрешения

И птица ангельским крылом помашет грустно вслед.

 

Промчится лето на коне, повдоль степной некосины,

Затихнут грохотом вдали шагов коня басы,

Растреплет ветер волосы, что цвета близкой осени,

В глазах - бездонных омутах, качнётся неба синь.

 
Юрченко Марина.png

Юрченко Марина

         Марина Юрченко Виноградова родилась в городе Семипалатинске. Живёт в городе Павлодаре. С отличием окончила Павлодарский педагогический колледж по специальности "учитель начального образования" и факультет журналистики Казахского Национального Государственного университета имени Аль Фараби по специальности "журналистика".

  Восемь лет работала корреспондентом Павлодарской областной общественно-политической газеты «Звезда Прииртышья». По семейным обстоятельствам уехала в Сирийскую Арабскую республику, где прожила десять лет, но с началом боевых действий в Сирии вернулась в Казахстан.

     Входит в Павлодарское областное литературно-творческое объединение имени Павла Васильева. Публиковалась в поэтических сборниках, в республиканских литературных журналах и на страницах газет.

     Более всего стихи стали известны читателям благодаря масштабному ресурсу stihi.ru. На этом сайте в настоящее время на творческой странице с ником «Марина Юрченко Виноградова» широкому кругу читателей представлено около 700 стихотворений. В них – своеобразная душевная исповедь: коллизии современных отношений, восхищение красотой любимых мест, духовные искания и размышления о жизни, наполненные тонкой иронией и философией повседневности, утверждение высших духовных ценностей, почти утраченных сегодня большинством наших современников.

 
 
Зайчонок

Ускакал мой солнечный зайчонок
В солнечный лесок — и не поймать.
Жаром пышет в небе блин печёный:
Сына ждёт домой зайчиха-мать.
Будет он на облаке резвиться
В старом замке из косых лучей —
Застить глазки трепетным девицам,
Потому что общий и ничей.

Мой косой товарищ желтоглазый —
Солнца блик, земного счастья миг,
Рассыпавший солнечные стразы,
Как на свете холодно без них!
А за звёздной бархатной парчою
Снов заледенелых благодать...
Не забудь моё окно, зайчонок!
Отпусти его, зайчиха-мать!

 
 
На востоке

На востоке, на родине солнца,
В непрестанно палящих лучах
Счастлив тот, кто последним смеётся
После битвы на острых мечах.

На востоке, поодаль от Мекки,
Сохранились дворцы Гранд Палас,
Возведённые в бронзовом веке,
Только можно в них жить и сейчас.

На востоке, на родине рикши,
Тенью прошлого бродит ишак.
Там скромнее других нувориши,
А бедняк ходит гордый, как шах.

На востоке, на родине пери,
Любят ласковых трепетных жён,
Могут драться за них, будто звери,
И без устали лезть на рожон.

На востоке, на родине Бога,
Богохульствует лишь идиот.
Ну а солнце покружит немного —
И опять на востоке взойдёт...

 
 
Волшебные ключи

Где б сыскать на белом свете кузню частную,
Чтобы выковал кузнец ключи от счастья мне,
Чтобы жизнь ключами била не по темечку
И по теме развивалась - не по темочке...

Даже вымокнув под сумрачными ливнями,
Я гордилась бы отмычками счастливыми,
Да, исхлёстанная северными ветрами,
Укрывалась бы за дверцами заветными.

Вы, ключи мои волшебные, блестящие,
Зазвенели бы ручьями настоящими,
Если б с вывертом, и с выдумкой, и с выгодой
Вас мне самый лучший в мире мастер выковал.

Человеку - человечье, волку - волково.
В мире что-то есть сильней металла звонкого,
Что мощней замка надёжного отлитого,
Чтобы в счастье дверь была всегда открытою.

Где же, счастье ты моё, блестишь старательно?
С кем теперь, моё любимое, в приятелях?
Я к тебе - с тремя ключами, и не более:
Это вера, и надежда, и любовь моя...

 
 
Звёзды под дождём

Город мокнет в потоке воды, что с лихвою отправил
         на далёкую Землю небесный таинственный дож.
Сверху видно людей, поглощённых своими мирами:
         лишь один - всё про звёзды, хоть их под дождём не найдёшь.

Ими грезит смешной одинокий и гордый мальчишка,
         кто уносит от взрослых большую обиду в груди.
Он придумал такое! Для всех! А они... Это слишком:
         наказать фантазёра, который на жизнь впереди.

Этот мальчик умеет обычный нейлоновый зонтик
         превращать в планетарий: созвездия скрасят нутро...
Люди взрослые, умные, здравый свой смысл урезоньте:
         магазинная тряпка становится звёздным шатром.

Наступает не осень, а Вечное Нежное Лето.
         ветер гладит не травы, а Остров Зелёных Долин.
Под ногами не лужа, а Озеро Синего Света.
         перед вами не Славка, а Главный Учёный Земли.

Если б взрослые знали, как справиться с праведным гневом,
         жадно пили глазами безоблачный, чистый деним,
Если б ведали тайны цветущего звёздами неба,
         то грустили бы меньше и детство вернулось бы к ним.

Понимать бы детей, не давать им замкнуться в обиде,
         свято верить в таланты ребёнка - с причудой иль без,
Потому что открытий не сделает тот, кто не видит
         в дождь алмазные звёзды - зажжённые окна небес...

Посвящается светлой памяти
детского писателя
Владислава Крапивина

 
 
Потаённое

Холодно — далёко.
Близко — горячо.
Истина сокрыта
В омуте строки.
Звёзды стали ниже,
Будто за плечом
Смотрят, как ныряю
Я в твои стихи.

Путь ещё далече.
Дно пугает мглой.
Огненное слово
Взводит свой курок.
Я читаю дальше,
Чтобы обожгло
Жаркое дыханье
Бьющих в сердце строк.

Где таится нежность?
Я иду искать.
Холодно — далёко.
Глубже — горячо.
И пишу ответ я,
Глядя на закат.
И звезда садится
Птицей на плечо.

 
Василенко Георгий.jpg

Василенко Георгий

     Родился в 1977 году в городе Павлодаре. Стихи начал писать в возрасте 15 лет. Печатался в сборнике «Ертiс толқыны».
    С 2009 по 2011 год член Павлодарского литературного объединения "Спектр". В настоящее время живёт в г.Нур-Султан, Республика Казахстан, имеет частную практику психолога консультанта. Среди его произведений можно встретить любовную и философскую лирику, переводы англоязычных авторов. Есть несколько поэм в разной степени готовности. Увлекается драмой. Мечтает написать пьесу. Увлечения: гитара и чтение.

 
 
Про февраль

Утром в воскресение

Приоткрою двери я:

"Вам не во спасение

Ваше недоверие.

Вам не до веселия?

Это впечатление.

Надо встать с постели. Я

Вам подам варения.

Hапою уютною

Гущею кофейною.

Слабостью минутною

Кажетесь Вы "феею",

А потом укpадкою

Лучик света маленький

Спрячется за складкою,

За диванным валиком.

И печаль останется

Спать под одеялами,

А зима Вам глянется

Бабкою усталою.

 
 
***

Весь мой поpыв, весь мой остаток

Совсем не лесть.

Hет, положительно, pебята,

В ней что-то есть.

Я помню, было много pазных

Цветных огней,

Hо понял я, и понял сpазу -

Всё дело в ней.

Пусть говоpят: полёт фантазий

Беpёт своё.

Hо, честно, был бы скучен пpаздник

Мне без неё.

Я помню пальчиков точёных

Поpыв на взлёт,

В смешенье буpном белых, чёpных –

Безумство нот.

Я помню пpоводы и сбоpы.

Часы не в счёт.

О чём-то важном pазговоpы

И ни о чём.

Я помню звёзд на небе бездна

Hазло луне.

И чёpная дыpа подъезда.

И свет в окне.

И сквозь пpожитые мгновенья

Я pвусь назад

В моё немое ощущенье –

Её глаза

И всё, что до, ушло в осадок,

А там Бог весть...

Hет, положительно, pебята,

В ней что-то есть.

 
 
***

Лишь только я открыл глаза,

В них хлынул яркий свет.

Вот день, и нет пути назад,

Назад дороги нет.

 

Вчера мне было так легко

Забыть о прошлом дне.

Но он теперь так далеко:

Назад дороги нет.

 

И нынче вроде не прошло

От той поры и дня.

Но путь назад закрыт стеклом,

Незримым для меня.

 

В него смотрю я каждый день,

Порой вернуться рад

Туда, где только свет и тень

И нет пути назад.

 
 
***

Лист осенью печален и прозрачен.

Желтеет и от вздоха опадает

На ветер (осень ветренна), а значит

Своей судьбы уже не угадает.

 

Он может стать пустующим фрегатом,

Плывущим пеной пепельной в тумане,

Бесстрашным и надменным, но когда-то

Погибшим в бирюзовом океане.

 

Он может стать пристанищем бродяги,

Засыпанным осенним снегом талым,

Источником материи и влаги,

Космически большим, безвестно малым.

 

Он может стать огнём, теплом и светом,

Жить памятью, служить напоминаньем,

О том, что «до» звалось когда-то «летом»,

«Беспечностью», «всемирным ликованьем».

 

Он может – и не мучает, не точит

Его за эту мочь реальность смерти.

Он может – это главное. Он хочет.

Он верит… Что-то светит, ветер вертит.

 
 
***

У повеpхности океана небесного,

Hа гpанице pаздела земли и воздуха

Постепенно всплывающим в землю тесно,

Как лежащим на дне небесном звёздам

Два пpедела, два кpая, два полых полюса,

Между ними ничто, лишь покоя мгновения…

Только звёзды поpой, не желая покоиться,

Поднимаясь со дна, совеpшают падения.

А когда долетают до самой линии,

У гpаницы остыв, замедляют всплытие,

Их дpугие звёзды зовут по имени,

И pождением их называют пpибытие.

 
Ирина Шершнева.jpg

Шершнёва Ирина

     Родилась в 1977 году в Казахстане, город Жезказган, в семье музыканта и поэтессы. В настоящее время проживает в г. Алматы. Именно мама привила дочери любовь к поэзии, часто брала её с собой на творческие вечера, которые проходили в Литературном Объединении «Слиток». В 1986 году в девятилетнем возрасте Ирина становится официальным членом этого объединения. Это было время первых её строк.

   Серебряный призёр поэтического интернет-конкурса чата «Истоки Казахстана».

       Гран-при в номинации «Поэзия» V Международного Бард-Рок Фестиваля Малоубинка, 2020. Гран-при поэтического интернет-конкурса чата «Истоки Казахстана». Золотой призёр поэтического интернет-конкурса чата «Истоки Казахстана». Гран-при Республиканского конкурса "Живое поэтическое слово-2020" проект "Читающий Казахстан", г. Нур-Султан.

       Публикуется на сайте stihi.ru.

 
 
Не верь дождям

Не верь дождям, которые польют,

Возьми теплее плед, вкуснее чаю.

Семь миллиардов на земле живут,

И осенью, как ты, они скучают.

 

Не верь пурге, метелям и снегам,

Они пройдут, отвьюжат и растают.

И снова сад наполнит птичий гам,

И даже птицы точно это знают.

 

Не верь следам, которые уйдут,

Печаль, пусть в сердце птицей не гнездится.

Семь миллиардов на земле живут,

А значит счастью суждено случиться!

 
 
Вместе

Вместе дорога в два раза короче,

Вместе на кухне вкуснее еда.

Вместе с тобою и в два часа ночи

Вдаль я пойду провожать поезда.

 

Вместе - вмещает улыбки и споры,

Вместе молчанье тихонько таит.

И у окна до утра разговоры,

И на подушке нелепых обид.

 

Вместе, когда оправданье не сложно,

Разум твердит виноват, виноват!

Ради любви и по гордости можно

Твердо протопать вперёд и назад.

 

Вместе прощенье, и снова на сердце

Нежно, по-детски, уютно, тепло.

Словно открылась у солнышка дверца,

Тьма расступилась, и стало светло.

 

Вместе дорога в два раза короче,

Вместе на кухне вкуснее еда.

Вместе с тобою и в два часа ночи

Вдаль я пойду провожать поезда.

 
 
Белый и вольный стих

Какое странное небо сегодня!

Дорога белая пролегает через

Снега, бежит к нему,

А оно нахмурилось своими бровями и

К горизонту растянулось в

Солнечной улыбке.

Ах, небо, что думать снегу белому?

Что думать путнику, идущему к

Тебе с надеждой зыбкой?

 

Ждать ли благословения,

Ждать ли града?

Может, та улыбка солнца

Согреет обледеневшую душу

Путника?

Он смотрит на тебя, небо и не

Понимает, чего ждать.

Так убери же тучи свои, что на

Бровях твоих громада!

Нет, кроме тебя, заступника!

Раскинь лучи свои, как руки

Мать!

 

Обнимай, обнимай, долго ли

Человеку жить на свете,

Согрей душу его, маящуюся в

Теле, вечно сомневающуюся.

Веди за руку своим лучом,

Обними светом со всех сторон.

И всех, что идут по дороге

Жизни и смотрят на тебя снизу,

Как на маму дети.

На маму, улыбающуюся.

На маму нестрогую, перед

Которой легко падают в

Поклон.

 
 
Диксон

Молчит "Alktron"

Мой микрофон

И слышно только стуки сердца.

Я их пошлю тебе, чтоб ты

Могла душой своей согреться.

Я далеко, и вновь пурга

Рвёт связь больших электролиний.

Посёлок Диксон - зим тайга

И гладь Арктической пустыни.

 

Не виден свет,

И свой фальцет

Пурга заглушит громким свистом,

А где-то снега вовсе нет,

Ты в платье с розами, пятнистом.

Ну, а в душе всё холода,

И всё вопросы и вопросы,

Когда приедешь мол, когда,

Когда увидишь платье с розой?

 

А мне давно

Через окно

Переклоняясь, молвил папа.

Ты с Диксона не смей, сынок,

В тепло, в жару отсюда драпать.

Кто северянин, то в тепле не сможет

Вмиг в болезни сляжет.

Так и живём, я в снежной мгле,

Ты в платье с розами на пляже...

Дина Ораз.jpg

Ораз Дина

    Поэт, писатель, переводчик, ведущий, журналист, актёр, волонтёр, глава творческого объединения «AVANGARD», член МСНД, член литературного клуба «Истоки», начинающий режиссёр.
    Родилась в г. Кокшетау, живёт в г. Нур-Султан. Первые юношеские стихи вышли в газете «Степной маяк». Автор детских книг «Кто же лечит зубы львам?», «Где живёт единорожка?», «Как меня зовут?», свыше 17 песен, награждена дипломом 2 степени в литературно-краеведческом конкурсе "Ради жизни на Земле", посвященном 70-летию Победы в ВОВ в номинации "Песни о войне", 35 статей.

  Серебряный Лауреат номинации «Духовность» им. Бисера Кирова «Национальной Литературной Премии Золотое Перо Руси – 2019, 2020». «Участник 100 лиц Казахстана 2019г.», «Выдающиеся женщины Казахстана» 2020г, участник Международной премии «Волонтер года - 2020».

 
 
***

Когда сгорит последняя из книг,

Погрязнет мир в насилии и разврате.

С лица земли сотрут истории миг,

И не останется, что написать в трактате.

 

Померкнет память о прошедших днях,

О будущих мечтать никто не станет.

И к своим детям дождь пошлёт Аллах,

Но никого та боль уже не ранит.

Всё потому, что безразличны будут все,

К тому, что все писания умирают,

А сколько важного в одной строке.

Все «книги - души», пеплом в небо улетают.

 

Прости, Всевышний, неразумных нас,

Мы все забыли о значении слова,

Нас покорили злоба, грех и страх...

И мы не помним, что любовь всего основа.

 

Нет, слово не горит, а жжёт тебя,

И нет лекарств, которые спасают.

Не доживёшь до судного ты дня,

Прочтением книг все люди прозревают!

 

Нет, я не призываю Вас читать,

К добру Вас тоже я не призываю,

Но Вы должны прозреть, одно понять,

«Я - книга» в пепле от стыда за всё сгораю.

 

Найти приют хотят в сердцах живых

Любовь, Надежда, Вера, добродетель,

Пишите сердцем, душой: песню, повесть, стих,

Откройте дверь или снимите её с петель.

 
 
***

Одинокий ребёнок в полной семье,

Часто самостоятелен сам по себе.

У родителей времени нет на него,

А потом удивляются, вырос в кого?

Одинокий ребёнок так одинок,

Потерявши его, извлечём мы урок.

В серых буднях его некому и обнять,

Некогда объяснить, послушать, понять.

Одинокий ребёнок замкнут в себе,

Хочет значимым быть в своей он семье.

Но возиться с ребёнком не может родня,

Первым делом работа, деньги... семья.

 

Одинокий ребёнок ищет друзей,

И становится улица ближе, родней,

А в последствии локти кусает семья,

Во всех бедах винят других, не себя.

 

Одинокий ребёнок так одинок,

Потому-то и к миру довольно жесток.

Оторвитесь от дел, и побудьте Вы с ним,

Одиноким не будет, тот, кто любим.

Вы скажите ему, как он дорог для Вас,

Не жалейте, прошу, к нему ласковых фраз.

Помогите добро и зло различить,

Никому одиноким не хочется быть!

И на старости лет Вас не бросит дитя,

Он поймёт, и ценить будет слово "семья".

Не теряйте напрасно времени Вы,

Вы поймите, что чаду просто нужны.

Воспитание, внимание - главный урок,

Говорите с ним чаще, тогда будет толк,

Проявляйте заботу, будьте добры,

Он к себе ждёт от Вас любви, теплоты.

Вы найдите к ребёнку главный подход,

От отеческих чувств зависит исход.

Вы по чаще любя обнимайте дитя,

И тогда будет крепкой Ваша семья.

 

Помнить будут все внуки «Жеты ата»,

Ведь недаром в народе ходит молва:

«Что посеешь - пожнёшь» - нечего тут гадать,

Одиночество надо искоренять!

И поверьте, не будет несчастных детей,

Одиноких не будет больше людей.

Будем чаще внимание своё обращать,

Каждый день, просто так родных обнимать.

А увидев плоды воспитания, поймёшь,

Не напрасно на этом свете живёшь.

Со сторицей воздастся за Ваши дела,

Постаревши, попомните эти слова.

 
 
***

Моя домбра, тебе кюй посвящаю,

И о тебе, великая, вещаю.

В струнах - душа казахского народа,

В звуках домбры: любовь к земле, свобода.

 

В потоке нот, прольются голоса:

Жайя Муса, Амре и Кетбуга...

Курмангазы, Даулеткерей и Таттимбет,

Дина, Джамбул, Акан Серэ и Махамбет.

 

Струны скользят меж пальцев, миг считая:

«Балбарауын», «Сары-Арка», «Адая»,

«Аксак-кулан», «Булбул» и «Кишкентай»,

«Кара-жорга», «Жигер» и «Бозторгай»...

 

Промчится перед взором «Кулагер»,

В потоке ветра слышим мы «Серпер».

Глаза закрыв, представим «Алатау»,

«Баянауыл», «Сарыозен», «Сарыжайлау».

 

Мелодия летит: веха, столетия,

Будя сознание, музыка - наследие.

Думы рисуют прошлые века,

Картины жизни: солнце, облака.

 

И с ржанием мчатся в поле табуны,

Там алабай бежит рядом с тазы,

А в небе беркут - мир наш охраняет,

Душа поёт - кюй - жизнь всю наполняет…

 
 
***

Огненная осень в страсти полыхала,

К солнцу золотому ближе стать мечтала.

Потешалось солнце над её мечтами,

Раздевало нежно ветром и лучами...

 

Колдовала осень над сизым туманом,

Захотелось деве взять его обманом,

Но туман к полесью крепко привязался,

На уловки рыжей глупо не поддался.

 

А она, чертовка, плетёт свои козни,

Чары колдовские: любовь, страсть и розни.

Ищет кавалера, бестия такая,

Убеждая всех, что она святая.

 

Иней к ней прильнул прямо к изголовью,

Хочет покорить нежною любовью.

 

Обжигает иней холодом подругу,

И не рада осень своему недугу.

 
 
***

В тебе одном весь смысл бытия,

Тебе своё я сердце открываю.

И обо всём на свете забываю,

И понимаю, кто такая я.

 

За жизнь свою один лишь только раз,

Я ощутила это притяжение,

Испытывая сильное волнение,

Когда смотрела в омут твоих глаз.

 

За жизнь свою я образы чудес,

Встречала много, но не доверяла,

Когда тебя я в жизни повстречала,

То поняла, что это дар небес.

 

Ради тебя готова мир открыть,

Мой мир, закрытый и непокорённый,

Казалось, непонятный, обречённый,

В котором без тебя уже не жить.

 

Ради тебя хочу идти вперёд,

Тебя судьбой своею выбирая,

С тобой хочу остаться в садах рая,

Всю жизнь прожить, вкусить, как нежный мёд.

 

Я о любви не в силах умолчать,

Как промолчать о счастье драгоценном,

О даре, богом данным, совершенном,

На свет желаю радостно кричать.

 

Ты мне позволь быть рядышком с тобой,

И прикоснуться к души твоей дверце,

Ведь ты один навечно в моём сердце,

И повстречать тебя было мечтой.

 

Я жизнь с тобой хотела б воссоздать,

И наше с тобой яркое сближение,

Двух душ любви земное притяжение,

Позволь мне прикоснуться и обнять.

 

Один лишь ты являешься виной,

Безумств, что проявляет моё сердце,

Ключ подобрал, души открыл сам дверцу,

И что захочешь, делаешь со мной.

 

Я не смогу иного никогда,

После тебя, с собою видеть рядом,

Ты меня в сердце поразил лишь взглядом,

Всё потому что, ты моя душа!

 
 

Денисенко Виктор

      Виктор Николаевич Денисенко родился 7 ноября 1950 года в г. Богодухово Харьковской области. Затем семья переехала в Ставрополь, там и было написано первое стихотворение учеником 4 класса. С тех пор появилось немало поэтических строк. Автор многократно переписывает свои стихи, добиваясь наибольшей точности в выразительности. Эта высокая требовательность многие годы не давала ему принять решение о выпуске поэтического сборника. Данная книга - первая ласточка на поэтическом небосклоне Виктора Денисенко.

Денисенко Виктор.jpg

     Ведущая тема его лирики - любовь: к жизни, к Родине, природе, женщине, друзьям, детям. Немало есть и стихов-посвящений. Автор искренен и откровенен в выражении своих эмоций. Он умело использует различные выразительные средства, передающие глубину чувств поэта. Его строки очень лиричны и музыкальны. Под влиянием песен В. Высоцкого автор и сам стал писать музыку к своим стихам и произведениям местных поэтов. С песнями в собственном исполнении и стихами он частый гость на поэтических встречах и вечерах не только в Петропавловске, но и далеко за его пределами. Песни рассказывают о родных просторах, малой родине - Борках, о первом трепетном чувстве и о глубокой любви, пронесенной через десятилетия... Их любят слушатели, потому что они идут от чистого сердца.

 
 
Я люблю тебя

Я люблю тебя, слышишь: люблю!
Может, делаю я ошибку.
Каждый день небеса молю,
Чтоб увидеть твою улыбку.

          Я люблю тебя, слышишь: люблю!
         Много дней, много зим и вёсен.
         Может, счастья бокал я допью,
         Пока в жизнь не шагнула осень.

И пусть вьюгой тоска не кружит
Над буйной моей головою,
Я с надеждою буду дружить,
Каждый раз любуясь тобою.

          Я люблю тебя, слышишь: люблю!
         Сердце млеет, душа замирает,
         Когда имя твоё шепчу,
         Голос струн